Новости Лондона
Шерринфорд Холмс, старший из тройки знаменитых братьев и по совместительству глава крупной фармацевтической корпорации, находится всего лишь в одном шаге от осуществления главного эксперимента по созданию идеального биологического оружия. Для испытания разработки люди корпорации похитили 11 человек и поместили всех в хорошо охраняемый бункер. Майкрофт и Шерлок пытаются противостоять старшему брату, не только во имя мировой безопасности, но и потому что среди заложников им встретились знакомые лица. В тоже самое время возрождённый Джеймс Мориарти готовит финансы для восстановления своей преступной паутины.
Welcome
Зачем приходит ветер? Чтобы замести следы, по которым мы шли. Чтобы никто не подумал, что мы ещё живы. Восточный ветер уже совсем близко, его веяние, неумолимо приближающееся к самому сердцу, ощущается в самых дальних уголках Лондона. Противостояние длиною в вечность, зацепившее десяток и уничтожившее сотни жизней. Один человек, бросивший вызов системе, и история, которую запомнят навсегда. Шерлок Холмс, Adventure of the Dancing Men. Игра в жизнь началась.

Sherlock: The Adventure of the Dancing Men

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Futureback » Hunting for rats


Hunting for rats

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s9.uploads.ru/qeKvu.png« Hunting for rats »Охота на крыс

http://savepic.ru/10265401.gif

http://s9.uploads.ru/zlb4D.png

ВРЕМЯ7.05.2014

УЧАСТНИКИGregory Lestrade & Amber Fletcher-Jones

МЕСТОСкотланд-Ярд

ОПИСАНИЕКарантин снят, город постепенно восстанавливается и жизнь людей входит в привычную колею. Виновные несут заслуженное наказание, однако далеко не над каждой головой завис карающий меч справедливости.


~

http://s9.uploads.ru/k12mn.png

Отредактировано Gregory Lestrade (26th Jun 2016 06:26 pm)

0

2

-  Хорошо. Спасибо. Дайте знать, когда появятся какие-либо изменения.

Грегори положил трубку и ещё раз, неосознанно дотронулся до почти зажившей царапины на виске. Пуля патрульного прошла всего в нескольких миллиметрах от его головы, опалив раскалённым краем часть волос и кожу на виске, оставляя на месте неровную полосу, до сих пор отдающуюся болью куда-то в челюсть при каждом хлопке выстрела.
М-да, этот год навсегда останется в его карьере, как самый кошмарный и мерзкий, даже несмотря на то, что в итоге всё разрешилось наиболее благополучным исходом. И дело было даже не в том, сколько трупов на улице они нашли, продвигаясь к треклятому бункеру, не в корпорации, годами развивавшейся прямо у них под носом, при первом же удобном случае законсервировавшая город, превратив его в один из своих испытательных полигонов, даже сам факт того, что их с Салли фактически использовали для достижения своих целей, не поселяло внутри инспектора того сорта огорчения, когда на душе становится кисло от одного упоминания о случившемся. Плавали, знаем, переживём. Он работает в полиции, родной Скотланд-Ярд уже столько раз забрасывал их отдел в самое пекло, пару раз почти не надеясь вытащить оттуда даже едва дышащие тела. Это нормально, когда служишь людям, на благо людей, всё равно, бесконечно близкие синонимы, кто уже способен разглядеть в них различия?
Больше всего инспектора раздражал иной факт. Именно он заставлял его кулаки сжиматься до побелевших костяшек, челюсти сводить до отчётливого проступления желваков на щеках, а глаза метать такие гневные искры, что, если бы взглядом можно было бы убивать, от половины управления уже осталась бы горстка пепла. Сколько раз он рисковал жизнью, бросаясь на амбразуру, сколько рискованных решений принимал, сколько ран затягивались в госпитале под раздражающий писк приборов и плеск физраствора, циркулирующего от стеклянной бутылке в капельничную систему, но ещё никогда враг не был настолько близко, чтобы улыбаться не с пестрящего таблоида или ориентировочного листа, а прямо на планёрке, с убедительностью священника на исповеди рассказывая о последних достижениях отделов и со всей суровостью раздавая нагоняи проштрафившимся. Шеф западного отделения полиции Скотланд-Ярда почти не сопротивлялся аресту, знал, как только его выведут за пределы кабинета только массивные тела конвоя помогут ему избежать карающей руки запрещённого, но самого действенного суда в мире – Суда Линча.
Он был в шоке, как и весь отдел, но в отличии от большинства Грегори не вышел из кабинета в последний раз взглянуть в глаза начальнику, когда того уводили по коридору. Он не выкрикивал ему вслед проклятий, не сверлил грозно взглядом удаляющуюся спину. Он просто сидел, смотрел в одну точку, и лихорадочно соображал – а можно ли ещё доверять хоть кому-то в этом здании? Все эти перекошенные злобой лица, взгляды полные отвращения, где гарантия, что это искренне испытываемые чувства, а не просто маска, призванная сокрыть внутри облегчение от миновавшей расплаты?
Грегори сцепил пальцы в замок и закрыл глаза, наскоро восстанавливая в памяти картину последнего дня эвакуации. Вот к зданию подъехало несколько автобусов, патрульные заняли позиции у распахнутых дверей, дабы помогать полицейским забираться внутрь – прямо-таки сама любезность – сам Лейстрейд эвакуироваться не спешит, он молча стоит у окна, обозревая картину сверху. Вот шеф выходит из здания первый в сопровождении своих заместителей, они заходят в автобус, и тут же в дверь кабинета Лейстрейда несколько раз стучат, после чего она едва распахивается, и просунувшаяся голова молодого констебля сообщила о том, что последние документы погрузили в фургон и он стоит у запасного выхода, ожидая команды. Инспектор наскоро запахивает пиджак и спускается вниз за парнем, выходя во двор через дверь черного входа, отдавая приказ отбывать. Вот оно. Стоп!
Грег распахивает глаза и по травмированному виску стекает капелька пота.  Ну конечно. Как он сразу не подумал об этом? Когда он выходил через запасной выход никакой растяжки там не было, он спокойно перешагнул порог, едва не зацепившись за выступ, а шеф тем временем преспокойно сидел в автобусе. Значит ещё одна крыса – а может и несколько – мирно пребывали внутри, и отбыли, вероятно, с самой последней волной. Но кто? В последнем автобусе сотрудников было по меньшей мере тридцать. Десять из которых Грег знал очень хорошо. В свете последних событий оказаться на дармовой кормёжке у корпорации мог кто угодно, а открывать второе расследование, когда удалось взять такую крупную рыбу, Лейстрейд по своему опыту знал – не будет никто. Просто не захотят вновь поднимать дела, устраивать допросы с пристрастием, повторно позорить родное управление. Но он сам просто не сможет спокойно жить, если крыса в отделе так и продолжит своё спокойное существование, будет, как ни в чём не бывало улыбаться в глаза коллегам, травить анекдоты и пить в баре после того, как поставляла сведения Вертекс и косвенно повинна в каждой смерти в городе. Грег вновь закрыл глаза, пытаясь прикинуть возможный план. Жаль, к Шерлоку сейчас обратиться было практически невозможно. В связи с тем, что во всех зверствах был виновен их с братом, кровный родственник подступиться к обоим ближайший месяц не представлялось никакой возможности, а медлить в таком деле было, по крайней мере преступно.

+1

3

С той памятной даты, когда в ее кабинете раздался звонок Гилмора, прошла неделя. Длинная, насыщенная событиями неделя, обернувшаяся для Эмбер целой чередой разбирательств и юридической писанины на предмет законности действий её лично и ее людей. А еще говорят, что победителей не судят! Судят, и еще как судят. Иногда она ловила себя на том, что хочет просто встать и заорать "Вы все охренели что ли?". Как будто ее люди не пострадали! А нет, значение имеет лишь то, что в ходе "незаконной и несанкционированной операции" им пришлось ликвидировать тех, кто вообще то сам собирался хладнокровно убить двадцать с лишним человек! Однако, благодаря усилиям ее юристов, помощи со стороны адекватных представителей власти, а так же тому факту, что многие из особо рьяно "кричавших" про незаконность действий сами оказались за решеткой, ситуация в конечном счете решилась в ее пользу.

Все это, плюс недавний случай, когда она чуть было не оказалась в числе жертв киллера, устроившего бойню в Британском Музее, сильно действовало на нервы. Последние три часа она провела в Скотланд-Ярде, заканчивая дела и подписывая документы, окончательно ставящие точку в этом деле с корпорацией. Конечно, спасение людей дело благородное, но чувства от всего этого директор все равно испытывала весьма смешанные. Мало того, что в результате она, как ни крути, лишилась довольно выгодного клиента, который оказался с "двойным дном". Не хватало еще терпеть убытки из-за приостановки действия ее лицензий! Посмотрев на часы, Эмбер решила, что вполне имеет хотя бы моральное право на отдых. Тем более, что в пакете, который она таскала с собой, вызывая недоуменные взгляды сотрудников здания, давно уже ждала своего часа жестяная коробка с отличнейшими бисквитами, которые она покупала каждый раз, когда направлялась в Ярд. Поправив на кармане бейдж с надписью «ПОСЕТИТЕЛЬ», Эмбер двинулась в другое крыло, где располагался криминальный отдел. Её знакомый, детектив-инспектор Лейстрейд, точно не откажется налить ей чашку чая, если он на месте. Скорее всего, даже обрадуется: работы у полиции за эти дни значительно прибавилось, и у инспектора тоже должно было скопиться немало дел, которые требовали срочного решения. Так что ее визит будет вполне законным поводом сделать перерыв в напряженной работе.

Оказавшись в отделе, она поздоровалась с парой знакомых детективов и прошла к перегородке, отделявшей кабинет инспектора от общего помещения. Нельзя было сказать, что она бывала здесь часто, но уже успела примелькаться достаточно, чтобы ее появление не вызывало вопросов, так что останавливать ее никто не стал. Постучавшись в дверь, Эмбер вошла внутрь не дожидаясь ответа и водрузила на стол перед инспектором пакет с бисквитами.
- Добрый день, Грегори! Только не говори, что у тебя не найдется десять минут, чтобы угостить меня чашкой чая: я совершенно вымоталась с твоими коллегами, и мне решительно необходим хоть какой-то перерыв.
Она уселась на кресло напротив Лейстрейда, подарив тому дежурную дружескую улыбку. Вид у детектива был не настолько усталый, как этого можно было ожидать, однако достаточно задумчивый, чтобы вызывать у девушки справедливое любопытство. Однако, она решила повременить с вопросами до того, как он съест первый бисквит.

+1

4

Кто? Один из самых часто задаваемых вопросов, если верить статистике. Если верить сухим строчкам официальной науки, неосознанно мы задаём этот вопрос более сотни раз в сутки. Кто занял моё парковочное место? Кто успел забрать из-под носа последний размер единственных понравившихся туфель? Кто сидел на моей кровати? Кто ел из моей миски? Кто притворялся союзником, а за спиной сливал сведенья фармацевтической корпорации?
Грег устало потёр виски. На часах только два по полудню, а он чувствовал себя так, словно очнулся посередине кабинета в полночь, привычно задержавшись допоздна. Кажется, это стало ещё одной причиной, по которой они с Гвен так и не смогли ужиться вместе. Или всё-таки основной? Господи. Мысли о бывшей жене, невольно влезающие в голову одинокого не удобно, как посередине важного расследования, так и в обеденный перерыв, вызвали внутри ещё большую волну негодования, окончательно сбивая инспектора с рабочего настроения.
Пальцы инстинктивно нащупали на столе какую-то ненужную бумажку, смяли её в ребристый комок и одним точным броском отправили на ободок мусорной корзины, а уже через секунду в серое нутро пластикового цилиндра. Не помогло, зато, по крайней мере отвлекло от всего на свете, образовав в голове чистейший белый лист, заполнение которого вновь легло на плечи его одного.
Почему? Второй по популярности вопрос, задаваемый человеком самому себе, не менее двух десятков раз в сутки. Почему именно мы? В Лондоне, вместе с ними насчитывало двадцать одно отделение потенциально полезных для Вертекс людей, но исходя из неведомых Грегори соображений, фармацевтический монстр предпочёл запустить основной комок своих липких щупалец именно к ним. Почему? Ландшафт показался более правильным, или честолюбие гораздо снижение? Это важно!
Пальцы чуть крепче сжались на висках. Бред какой-то! Их отдел ни хуже и не лучше других, те же оперативники, та же база, тот же давление на общественно важную точку города. Если только… Лейстрейд нахмурился. Если только Шерринфорду не помог сделать выбор факт сотрудничества его младшего брата с одним из действующих специалистов. Получается, основная вина лежит на его неумении говорить детективу-консультанту– «нет»? Ну это уже точно полный бред. Обвинять себя в нечистоплотности и предательстве шефа, всё равно, что награждать одних только гусей за победу римских легионов. В первую очередь у Гордона должен был сработать инстинкт верности делу, а не самосохранения и желание загрести жар чужими руками.
Стук в дверь вновь развеял попытку расставить кусочки пазла в логическом порядке, отбрасывая Грега в начало пустой, белоснежной страницы. Кого там только черти несут?

-  Здравствуй, Эмбер. Заходи, конечно найдётся.

Получилось изобразить даже некое подобие улыбки. Очень вымученной и напряженной, но всё же мимически правильной. Знакомство с этой женщиной он бы даже мог прировнять по ощущениям к первой встречи с Шерлоком, учитывая только разницу, что Эмбер Флетчер-Джонс четко видела грань между работой и упоминанием его личных жизненных аспектов.

-  Нам совершенно некогда прерываться. Вся эта история с карантином…

Лейстрейд махнул рукой, вставая с кресла и щёлкая кнопку питания на электрическом чайнике, стоящем на столике справа.

-  Слышал, ты тоже активно приняла участие в этой истории?

+1

5

Эмбер скорчила рожу, призванную отразить все ее отношение к этому самому "участию".

- О, я принимала! Не говори, что ты не в курсе? Хотя совсем не так близко, как хотелось бы. За исключением того факта, что это я заключила контракт с "Vertex", все самое интересное я просидела в офисе. И очень об этом жалею. Хотя бы не было бы так обидно за то, что твои коллеги вытрясли из меня всю душу!

Она закинула ногу на ногу и одобрительно покосилась на чайник.

- Я слышала, вам тоже досталось? Какие то проблемы с эвакуацией и все такое, не говоря уже об аресте шефа и внутренних расследованиях. И почему я не удивлена? Если верить всему, что успели раскопать по этому делу, у моего бывшего клиента было очень хорошее прикрытие в верхах. Хотя это было понятно еще сразу, когда они сумели так быстро получить приоритет в установлении карантина. Кстати, одна из их лабораторий оказалась как раз в зоне, на вашем участке, можно сказать. Собственно, из-за нее я во все это и влипла. О, знала бы я, чем все закончится! Но тогда мне просто казалось, что я получила выгодный контракт.

Эмбер поймала себя на том, что рассказывает вещи, которые вполне возможно и так должны быть известны Лейстрейду. Однако, ей просто хотелось поделится с кем-нибудь собственными чувствами. Точнее, высказать все, что думает, и успокоиться, для чего инспектор подходил более чем. Даже если она случайно выболтает что-то, что не положено знать простому обывателю, дальше него это все равно не пойдет.

- Впрочем, вы и так в курсе, наверное, и о лаборатории, и об этой истории с заложниками. О чем я жалею, так это что у моих людей не было времени покопаться у них в серверной, или хотя бы украсть часть данных. Не то, чтобы я любила играть с государственными тайнами, но мне искренне любопытны некоторые их технические решения! Просто хотелось бы взглянуть лично на то, чем меня так пугали по телефону. Судя по описанию, большая часть оборудования там была как минимум незаконна: та самая моя решетка в Найстбридже по сравнению с ней просто невинная шалость. И кто принимал у них объект? Хотя, скорее всего, они и тут дали кому-то взятку.

Чайник начал шуметь, и она покинула кресло, чтобы организовать на стол две чашки с пакетиками и сахаром, и открыла коробку с бисквитами. Грегори определенно выглядел усталым, так что этот жест был призван компенсировать тот факт, что она свалилась ему как снег на голову. Дождавшись, пока вода окончательно закипит, она залила кипяток в чашки и вернулась на место.

- А как твои заботы?

+1

6

Об участии в деле корпорации Vertex фирмы Эмбер, Грег узнал сравнительно не давно, и нисколько не удивился. Так или иначе, прямо или по касательной Шерринфорд зацепил своей деятельностью много сфер жизни города, от самых крупных до, как выяснилось пару дней назад, самых неожиданных вариантов. Честно признаться, инспектор даже не мог предположить, для каких именно целей корпорация спонсировала художественный салон, однако зная политику и стиль мышления семьи Холмс, ожидал чего угодно.
И уж если Шерринфорд сумел подкупить высшие чины в руководстве Ярда, то что ему стоило заключить выгодный контракт с охранной фирмой, дабы использовать местных работников в качестве пушечного мяса. Грегори с искренним сочувствием посмотрел на женщину, покорно уступив ей роль хозяйки кабинет в сфере приготовления чая.

-  Поверь, было бы куда хуже, если бы ты попала в периметр. Кроме бесконечной вереницы трупов, валяющихся в каждом переулке, пришлось бы постоянно скрываться от патрулей, что так и норовили пострелять по живым мишеням. А подготовка у них, я тебе скажу, очень серьёзная.

В этот момент, словно воспроизводя его мысли, засаднила правая рука. Лёгкое ранение, оставившая на мягких тканях царапину, вместо пулевого отверстия, была тем не менее, не слишком приятным дополнением к конечности. Пороховой ожог начисто счистил несколько миллиметров кожи, а из-за не самой лучшей обработки едва не загноился. Медикам пришлось вычищать и заново перебинтовывать рану, наложив при этом сверху какой-то вонючий антисептик, периодически вызывающий в руке неприятные покалывания. Зато не смертельно. Слегка растерев повреждённую конечность Грегори взял со стола чашку горячего чая. Он не любил остывший, поэтому всегда старался пить свежезаваренный.

-  Это были не проблемы, а скорее наша личная инициатива. Как оказалось, не зря. Несмотря на все события, нам удалось узнать много интересного о корпорации, сейчас этот материал очень пригодится для формирования уголовных дел, на всех обличённых приспешников Vertex. Собственно, если это тебя немного утешет, не ты одна стала их жертвой. Несколько фирм, с которыми корпорация заключала контракты, бесследно исчезли, вместе со своими руководителями и частью персонала. По началу, это казалось очень странным, но теперь подробности всплыли на всеобщее обозрение, причём некоторые в буквальном смысле этого слова.

Бисквит на вкус оказался именно таким каким любил Грег. Не слишком сладким, чуток пряным, едва горчащим на языке от апельсиновой цедры. Сладкое смогло воодушевить Лейстрейда, и тяжелые мысли по поводу расследования немного отошли на второй план.

-  Сам по себе объект корпорации Vertex должен быть объявлен вне закона. Если бы ты только знала, сколько всего они провернули, сколько людей подмяли под себя, в каких структурах…

Внезапно Лейстрейд замолк, внимательно уставившись на Эмбер, словно на её лбу внезапно появилась надпись – замри. В голове у инспектора будто что-то щёлкнуло, необычная, рискованная, почти сумасшедшая авантюра рождалась буквально на ходу, требуя немедленно притворить себя в жизнь.

-  Скажи Эмбер, если я попрошу у тебя немного необычной, но очень важной помощи, ты согласишься?

+1

7

«Подготовка у них серьезная!» Эмбер вгрызлась в бисквит, скрывая накатившие на нее чувства после слов инспектора о том, что в периметре «ей было бы хуже». Да сейчас! Сказать по правде, после той истории в музее, внутри ее поселилось какое-то чувство неполноценности. Оказавшись беззащитной перед тем киллером, как и десятки других людей, она с тех пор искала повод доказать себе, что тот случай был всего лишь случайностью. И что она в состоянии защитить себя сама, в случае чего: кто будет иметь дело с директором охранной фирмы, да еще и женщиной, если она не может за себя постоять? И дело тут не в физических данных, а в уверенности в себе, которая за последнее время и так сильно пошатнулась. Да и черт с ним, с музеем, хотя не окажись там Себастьяна, она скорее всего сейчас бы тут не сидела. Но ведь именно она не увидела подвоха в этом чертовом контракте! А значит, втянула своих людей в неприятности. Хотя могла отказаться, просто изучив внимательнее то, что им придется охранять, вместо того, чтобы бросаться на приманку в виде хороших денег. Потому что «объект» и правда был уж очень странный, и ее мог насторожить хотя бы факт наличия «двойной» охраны. И парочка, а лучше еще больше, уродов, на которых можно бы было спокойно и легально выместить накопившуюся злобу, пристрелив их «в порядке самозащиты» были бы очень кстати. Куда лучше ее таблеток, уж точно! Тем более, что она уже серьезно рассматривала этот вариант, пока общалась с коллегами Грегори, разъясняя им юридические тонкости квалификации той самой «операции» по спасению заложников. Вслух же она, прожевав бисквит, сказала несколько другое.

- Если честно, совсем не утешает! Грегори, я все таки глава охранной фирмы. И то, что я чудом избегла участи "исчезнуть", не делает мне чести: потому что я такие вещи должна предугадывать. Иначе, грош цена мне как директору фирмы, занимающейся безопасностью. Хотя, они и не пытались, если честно. Видимо меня сочли недостаточно крупной фигурой. Недостойной внимания, если так можно выразиться.

Вторая причина ее нервного состояния: Эмбер ненавидела, когда из нее пытаются сделать пешку. А судя по последним событиям, именно это с ней и проделали. Она пригубила чай, поймав собственное отражение в стекле, и некоторое время смотрела на него, пытаясь восстановить нормальное душевное состояние. "Вертекс". Иногда она думала, что будь она преступником, жизнь была бы куда проще. Не пришлось бы вечно соблюдать правила, на которые плевать всем другим. Включая, если что, высокопоставленных чиновников: глядя на всплывшие факты, она иногда думала, что разницы между ними и главами преступного мира попросту нет. А некоторые мафиози даже честнее. Улыбнувшись, она отставила чашку и сложила руки лодочкой перед собой.

- О какой именно услуге идет речь? Ты же знаешь, Грегори, я всегда готова помочь, если это не идет вразрез с моими принципами. Или не вредит делу. Хотя в последнее время это уж очень часто выходит боком.

+1

8

И почему люди всегда так стремятся оказаться в гуще событий? В гуще наиболее опасных событий, меньшее их, по каким-то причинам не устраивает.
Да, Шерринфорд хотел убить её людей, спихнуть на охранную фирму разрушение лаборатории, подкинув директору несколько весомых проблем с законом. Но даже такая дико несправедливая ситуация не стоило того, чтобы совать голову в самое пекло, подставляя её под несколько десятков пуль. Грег помнил их перестрелки так, словно это случилось минуту назад. Патрульные, точно роботы механически палили по целям, всеми силами стремясь даже не ранить или дезориентировать, их приоритетной задачей было только убийство!
Не оставлять свидетелей, выдавать трупы за жертв заражения. Согласно статистическим данным, начиная с момента закрытия второй волны эвакуации и за всё время поддержания статуса карантинной зоны, в городе погибло больше сотни человек. Куда их свозили в таком количестве? В ту самую лабораторию, прикрытием которой стало здание, находящиеся на самой границе центра города? И что с ними делали? Проводили новые опыты? Как будто полигона размером с город им оказалось мало.
Местонахождение многих тел так и оставалось неизвестным. Взятые под стражу пешки и ферзи не слишком то стремились раскрывать рты, да и за всё время допросов инспектор воочию убедился, Шерринфорд никого не посвящал в свои дела подробно, кроме самого себя. Те куски головоломки, поочерёдно выдаваемые приспешниками корпорации, то вообще не укладывались ни в какую схему, то выдавали настолько ничтожную информативную ценность, что без нахождения остальных переменных, уравнение представляло собой совершенно дикий сумбур.
С каждым новым днём Грегори всё больше ощущал себя закованным в ледяных пещерах, мальчиком Каем, пытающегося из ледяных осколков собрать слово – сердце.
Он бы ни за что не упустил возможность поддеть на крючок ещё нескольких крыс, однако сделать это, даже чисто теоретически не представлялось возможным. Что ему оставалось, ходить и подозревать всех и вся?
Это было невозможным ровно до сего момента. Лейстрейд отлично понимал, какой опасности подвергнет Эмбер, в случае согласия на эту, чистой воды авантюру, но всё же предпочитал рискнуть, в первую очередь своей жизнью и репутацией.

-  После того, как корпорация рухнула, по всей стране начались аресты людей, так или иначе связанных с деятельностью Vertex. Уж не знаю, кто их там так технично сдаёт, но больше чем уверен, нам раскрывают только верхушки айсбергов. Посуди сама, когда, ну, например, в управлении Скотланд-Ярда вербуют шпиона, высокопоставленного шпиона, сможет ли он в одиночку проворачивать все поступающие схемы?

Инспектор сделал большой глоток чая. В горле внезапно пересохло настолько, что слова едва ли не застревали на половине пути к связкам.

-  Я хочу найти каждого, кто работал на корпорацию в нашем управлении. У меня есть весомые причины полагать, что ещё, как минимум один человек остался безнаказанным. Если бы ты могла претворится ещё одним работником корпорации и попросить свободу в обмен на сведения обо всех шпионах в нескольких структурах, в том числе и нашей, мы бы сумели загнать предателей в ловушку. Понимаю, это звучит довольно опасно, но в свою очередь я смогу гарантировать тебе полную безопасность в этих стенах.

+1

9

Эмбер, внимательно изучавшая коробку с бисквитами, покосилась на инспектора с интересом. О, она догадывалась, кто именно мог так "технично" сдавать прикормленных корпорацией людей, но по своим причинам решила не называть имя, пришедшее ей на ум сразу после реплики Грегори. Как минимум пока: с этим человеком она очень хотела бы пообщаться лично. И не только потому, что имела определенные претензии относительно того, как именно он провернул это "героическое спасение заложников", как окрестили бойню на объекте ее юристы.

- Смотря какие схемы, конечно. Но если он будет использовать людей втемную, рано или поздно ему начнут задавать вопросы. Так что согласна с твоими выводами. Правда, совсем не уверена, что подобные "кадры" могли быть завербованы напрямую корпорацией. Вполне возможно, что им платила та самая "верхушка", а корпорация всего лишь покрывала расходы. Так удобнее и надежнее.

Лично она так бы и сделала. Не стала бы связываться с вербовкой агентов "нижнего" звена и светиться перед ними. Тогда, если схема бы раскрылась, козлом отпущения был бы их непосредственный наниматель, а она сама осталась бы в тени. Эмбер полагала, что корпорация вполне могла придерживаться той же схемы, пусть даже и по своим причинам.

- К тому же, это объясняет тот факт, что вам не сдали всех. Не сдали потому, что попросту не знали, вот и весь ответ. Но я, конечно, только срою догадки.

Девушка выудила еще один и принялась освобождать его от бумажной обертки. Суть того что хочет Грегори была ей примерно понятна, однако в одной детали он явно промахнулся.

- Грег, я все понимаю, но как я могу выдать себя за сотрудника корпорации? Меня тут и так каждая собака знает, а уж после всего этого скандала и подавно! Хотя, сказать, что я случайно получила в руки документы, касающиеся сети агентов корпорации в твоем участке я могу. Технически возможность у меня была, хотя реализовать ее на тот момент было некому и некогда. А проверить все равно никто не сможет: трудно искать черную кошку в темной комнате, когда ее там нет.

Она сунула бисквит в рот и задумалась. В принципе, Лейстрейду ведь было не важно, что именно она скажет? Главное, что если среди его коллег есть те, кто продался корпорации, они должны были в это поверить. И, как она поняла, постараться помешать ей их выдать.

- Но я думаю, в любом случае меня заметят! Если надо, чтобы я устроила скандал или сделала какое нибудь громкое заявление, то это я точно могу. А потом? Приставишь ко мне пару своих людей и будешь ждать, пока за мной придут? Или попытаются украсть документы? И кто сунется в один из самых охраняемых офисов в Лондоне? Уж не говоря о том, что я после такого должна окружить себя охраной, как самый натуральный параноик! Плюс, тогда возникнет вопрос: а почему я не взяла документы с собой? Или не сдала всю эту братию сразу?

Она смяла обертку от бисквита и щелчком отправила ее в корзину для бумаг.

- О! Придумала. Можешь сказать, что я пришла, чтобы попытаться тебе эту информацию продать! Тогда у тебя будет повод справедливо разозлиться и даже отправить меня за решетку, за отказ сотрудничать с властями. Ну и потому, что я окажусь порядочной скотиной, конечно. Я только позвоню секретарю и скажу, чтобы перенесла все мои встречи на потом, и придержала адвокатов. А то у них есть привычка являться без приглашения и потом выписывать мне счета за услуги. Хотя обычно я этой привычке только рада, конечно.

+1

10

Пока Эмбер выдавала свои варианты развития событий, Грегори медленно мерил шагами кабинет, прикидывая в голове первые очертания плана. А план у него был, сырой, безумный, практически на грани фантастики, но был. Отчаянные времена, требуют отчаянных мер. Хорошие слова, правильные, а главное, как точно характеризуют сложившуюся обстановку.

-  Мне нужно, чтобы ты выдала себя именно за бывшего работника корпорации. Предположим, твоя фирма являлась крупным поставщиком живой силы в ряды службы безопасности корпорации. Не стоит скромничать, твоя компания весьма крупная, чтобы служить хорошим вербовочным центром для Vertex.

Лейстрейд замер около стола, оперев ладони на край столешницы, медленно подавшись вперёд, словно бы их разговор мог кто-то подслушать. Хотя, кто его знает, после того взрыва в нём разыгралась изрядная паранойя. При одном воспоминании о жутком событии, в затылке неприятно закололо, а в ушах заверещал неприятный шум, словно бы его только что оторвали от асфальта, и мозг ещё приходил в себя, защищаясь от агрессивной среды мягким внутренним вакуумом. Грег зажмурил глаза, отведя голову в сторону и несколько раз активно поморгал, приводя общее состояние в норму. Ему определённо нужен отдых. Вот поймает предателя и можно на неделю писать заявления, чёрт с ним, пусть даже за свой счёт. Не хватало ещё упасть в обморок посреди коридора.

-  Слишком подробно можно не расписывать, нет времени, да и ресурсов. Предположим, после падения корпорации тебе начали приходить анонимные угрозы, а вчера вообще могли совершить покушение. Дабы защититься ты приходишь в Ярд, но, чтобы не сесть в тюрьму, предлагаешь сотрудничество - твоя информация, обмен на смену статуса, из подозреваемой в свидетельницы. Мне не нужно скандала, Эмбер, только, чтобы несколько человек услышали об этом, в этих стенах информация быстро разойдётся по отделам. Затем, ты оговариваешь условия – круглосуточная охрана, вплоть до официального слушанья, и участие в программе защиты свидетелей, новая личность, место жительства, в общем не мне тебе рассказывать. Поскольку сегодня вызвать тебе охрану я не могу, слишком много людей задействованы на сторонних операциях, я предложу тебе провести ночь в камере участка, у нас есть изолятор, окруженный бронированной дверью, если вокруг посадить охрану, пройти незамеченным практически невозможно. На этом мы и сыграем, поскольку предатель работник управления, он будет полностью уверен в успешности своего плана. Возьмём с поличным его аккурат у камеры. Единственно, что меня беспокоит – эта операция риск, и очень большой, даже несмотря на то, что у тебя будет оружие. Мне бы не хотелось рисковать твоей жизнью, предатель может оказаться очень опытным оперативником и сыграть на опережение. Я сделаю всё, что в моих силах, дабы защитить тебя, но в даже в самом безупречном плане всегда есть риск форс мажора.

+1

11

Эмбер глянула на инспектора снизу вверх. Судя по беспокойству Лейстрейда, он понятия не имел, что своим предложением оказывает девушке услугу. Ей определенно требовалась разрядка, и роль приманки для продажного полицейского вполне подходила, чтобы обеспечить нужный эффект. Если все удастся, конечно.

- Если хочешь, чтобы я сказалась агентом корпорации, я так и поступлю!

Стоило сделать поправку в своих наблюдениях: по факту Грег был куда более уставшим и вымотанным, чем ей показалось вначале. Она даже испытывала к нему своеобразное сочувствие. Вся эта история с корпорацией, он определенно принял ее близко к сердцу. Интересно, какие у него мотивы? Месть? Для нее самой этого было бы вполне достаточно. Для инспектора - возможно. Но скорее тут есть и что-то другое: Эмбер всегда считала Грегори кем-то вроде артуровского рыцаря, из тех людей, которые сохранили идеалы и порядочность в их первоначальном смысле. Пусть они и не всегда вяжутся с тем, с чем приходится иметь дело. Поэтому ей было интересно, насколько инспектор хочет поймать пресловутого "крота" из личных мотивов, и насколько из того, что его гложет запятнанная "честь мундира". Или что-то подобное: сама она вкладывала в это словосочетание совсем другой смысл, так что даже не могла толком подобрать подходящего определения в собственных мыслях.

Возможно, именно подобные "моральные" различия и сблизили ее с инспектором чуть больше, чем она планировала изначально. Для того, чтобы быть на стороне "хороших парней" и играть по правилам, требуются силы и смелость. А в современном мире это еще и зачастую очень и очень нерационально, особенно когда отступление от правил сулит значительную выгоду. Сама она так бы не смогла, и поэтому испытывала к подобным людям иррациональную симпатию.

- В конце-концов, я волнуюсь лишь за то, чтобы этот твой "крот" нам поверил. И его никто не успел бы в этом разубедить пока он пытается до меня добраться. Как я поняла, в этом и есть твой план? Хотя если мы будем убедительны, это будет та еще сенсация: не успел закончиться один скандал, как выясняется, что я еще и тайный агент "Vertex". Не знаю, как насчет клюнуть, но уж точно эта новость не останется незамеченной!

Эмбер долила себе еще чая, и улыбнулась Лейстрейду. Интересно, он давно вынашивал этот план, или вдохновился на него только по её приходу? Не часто выпадает шанс быть чьей-то музой, пусть и в таком оригинальном деле.

- И как ты планируешь чтобы я "сознавалась"? Устроить показательное выступление с покаянием и слезами, или хватит письменного признания и наручников? Хотя половина отдела уже видела, как мы тут мило пьем чай, так что наверное наручники будут лишними.

Отредактировано Amber Fletcher-Jones (11th Aug 2016 09:56 am)

+1

12

Решительность Эмбер ему безусловно импонировала, но одновременно вызывала и некоторое недоумение. Не то чтобы Грег рассчитывал на долгие уговоры, однако согласится вот так запросто быть приманкой, да ещё и на территории вероятного противника было несколько не в духе среднестатистического городского жителя. Или всё уже поменялось? Ну да, чему тут удивляться?! Трупы на улицах и опустевшие здание до недавнего времени тоже были для всех в новинку. Скажи кто Грегу пару месяцев назад, что в его родном Лондоне по улицам будут ездить машины фармацевтической корпорации и безнаказанно расстреливать людей, он бы только пальцем у виска покрутил. А если б ещё добавили, что во всём этом будет виноват двадцать лет, как умерший старший брат Холмсов, то и вовсе бы лично смирительную рубашку надел. Так что, какие бы цели не преследовала сейчас Эмбер, давая своё согласие, Лейстрейда уже ничего не удивило бы. Одно мужчина мог сказать точно – за помощь он был ей бесконечно благодарен.

-  Спасибо.

Коротко отзывается Грег, изгибая губы в лёгкой улыбке. На этом его поддержка официально окончена. Пора входить в новую роль.

-  Половина отдела могла видеть лишь, как ты входила в мой кабинет. С некоторых пор, ещё до событий с корпорацией, я достоверно убедился – лучше, если двери твоего кабинета не только надёжно запираются, но и никто не видит, что происходит внутри. На всех окнах жалюзи и они плотно закрыты.

Убирая чашки и бисквит со стола, инспектор кивнул в сторону двери, на которой болталась белая шторка, сотканная из длинных, металлических полос. Точно такие же были и на окне по правую сторону и на уличных окнах позади него. Однако, если никто не видел их светской беседы раньше, на это определённо обратят внимание при фальшивом задержании, даже если будут во все глаза смотреть на мнимого предателя, найдётся-таки один, кто учует сладкую патоку лжи. Они слишком многим рискуют, чтобы допускать подобные оплошности.
Чашки отправились в раковину, а затем чистые в дальний шкаф у стены. Остатки бисквита перекочевали туда же, аккуратненько, до лучших времён, которые определённо настанут.

-  Он поверит, будь уверена. Главное, чтобы мы сами поверили в это. Убедить других, дело пятнадцати минут.

Критично оглядев свой кабинет и удовлетворившись его видом, инспектор проследовал к двери и резко распахнул её. На лице мужчины застыло гневное выражение лица.

-  Конвой.

Крикнул он так, что даже за дальними столами началось шевеление и в его сторону уставились три лишних пары глаз. Двое крепких мужчин почти сразу подскочили к двери и Грег коротко указал им на сидящую на стуле Эмбер.

-  Задержать.

Рыкнул он конвоирам и те мгновенно последовали приказу.

-  Эмбер Флетчер-Джонс вы обвиняетесь в пособничестве преступникам и преступлении простив человечества. Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете может и будет использовано против вас в суде.

Голос Лейстрейда был настолько безукоризненно жестким, что на заднем плане послышался чей-то вздох. Мышеловка была готова. Кивнув головой, Грег пропустил вперёд себя конвой, захлопнул дверь кабинета и направился в официальную допросную.

+1

13

Эмбер невольно залюбовалась: в роли «карающей длани закона» Лейстрейд был просто великолепен! Должно производить впечатление на преступников. Если бы девушка и правда была виновна, у нее возникли бы серьезные сомнения в том, что она сумеет выпутаться из лап правосудия, даже при наличии хороших адвокатов. Кстати об адвокатах: интересно, Грег не забудет про «один телефонный звонок»? Впрочем, сейчас следовало позаботиться о других вещах.

Она быстро задвинула ногой сумочку под стол Грегори и настроилась на нужную волну. К моменту, когда в кабинет зашла парочка здоровых констеблей, на ее лице было написано высокомерие, смешанное с холодной злостью. «Никто не смеет просто так арестовывать Эмбер Флетчер-Джонс!». Протянув руки, чтобы на них защелкнули наручники, она смерила Лейстрейда испепеляющим взглядом и переключилась на констеблей.

- И не вздумайте меня обыскивать! Для этого требуется офицер-женщина, а я точно подам жалобу, если кто-нибудь попытается меня облапать!

Один из офицеров хмыкнул, чем заслужил скорое, но справедливое возмездие. Она надеялась устроить небольшое представление на выходе, однако Грег пропустил их вперед, чем немного скорректировал планы. Для начала Эмбер прошествовала через отдел, словно Мария-Антуанетта, ведомая на эшафот, с двумя конвоирами по бокам, ловя на себе взгляды сотрудников и подмечая тех, чье выражение лица могло быть подозрительным. Однако возле самой двери, она «неловко» подвернула каблук, якобы споткнувшись о порог, повисла на руках офицеров, и метко пнула того самого «хмыкающего» констебля под коленку. Не ожидавший такого от девушки бедняга взвыл, хотя, надо отдать ему должное, ее он при этом не выпустил. Следующие десять секунд Эмбер активно «сопротивлялась аресту», извиваясь в руках констеблей и призывая на их головы все мыслимые проклятия с чисто уэльским темпераментом и изобретательностью, пока не решила, что с нее хватит. Тем более, что привлекать идущего сзади Лейстрейда к попыткам ее утихомирить в ее планы не входило. Потому когда констебли ухватили ее покрепче и потащили в сторону комнаты для допросов, она продолжила скандалить, но уже менее активно и без попыток вырваться. Главное, впрочем, все равно было достигнуто: не заметить факт ареста Эмбер точно не мог ни один из тех, кто находился в отделе или по ходу следования. Так же как и услышать обещания «вывести всех их, крыс продажных, на чистую воду». А что там подумают люди, услышавшие как директор уважаемой фирмы ругается словно пойманный с поличным кардиффский контрабандист, ее не сильно то и волновало. Тем более, что все происходящее доставляло ей искреннее веселье.

Перед тем, как водворить ее в комнату для допросов, Эмбер все-таки обыскали, отобрав наручные часы, металлическую ручку, карандаш и пояс и заставив расписаться в протоколе изъятия. Кто-то умный вспомнил все-таки про сумочку, однако вместо ответа на вопрос «где она» девушка лишь презрительно фыркнула. Если такие умные, пусть сами догадаются, где она ее оставила. Все это время она старалась запоминать тех, кто с ней контактировал и их реакцию, однако ничего особенного пока не замечала. Волноваться всерьез еще было рано: если уж пресловутый «крот» Лейстрейда и правда клюнет на приманку, не будет же он нападать в открытую на виду у всех? А в то, что он может применить какую-нибудь хитроумную штуку, вроде замаскированной иглы с ядом, девушка не сильно верила, потому что для этого для начала надо было эту самую «штуку» иметь. Полагать же, что корпорация будет снабжать всех своих агентов подобным «устройствами» было слишком параноидально даже для нее. Так что девушка уселась на неудобный и жесткий стул, - «специально их что ли такими подбирают?», - и уставилась в неизменное зеркало напротив в ожидании инспектора.

+1

14

Что отличает хороший спектакль от плохого? Талантливые артисты, яркий декорации и пафосные бравады реплик? Отнюдь нет, хорошая ложь эта та, в которую ты сам веришь, словно в истину в последней инстанции. Непреложную, нерушимую, словно аксиома, основанную не просто на достоверных фактах, а на самих правдивых столпах сотворения мира.
Лицо Грега за несколько секунд преображается в жесткую, непроницаемую маску. В глазах сверкает электрическими всполохами негодование, лоб рассекает излом тонкой длинной морщины, губы сомкнуты в жесткую, тонкую линию, а пальцы правой руки так плотно сжали дверную ручку, что кажется металл вот-вот прогнётся, словно никогда и не был металлом, и растечётся по коже каплями латунного масла.

-  Конечно, мисс Джонс. В женском обличии офицера вам не придётся сомневаться. В отличии от свободы на ближайшие десять лет

И вишенкой на торт – чеканный слова голос, выражающий одновременно стальную твёрдость и немую ярость, закравшуюся внутри. Работник корпорации Vertex, убийца, падаль, мерзавец, скверна, каждое слово отражалось на лице Грегори и любой, кто сейчас бросал на него неосторожный взгляд, отвлекаясь от представления, что устраивала Эмбер шаг за шагом до допросной, отметал в голове всяческие крупицы сомнения на метафизичность сложившийся ситуации. Лейстрейд полностью погрузился в образ, и мозг вибрировал тысячами электронных импульсов, принуждая отчаянно верить в происходящее, заставляя видеть в лице женщины, ещё не давно мило распивавшей чай в его кабинете, непримиримого врага. Это не слишком сложно, когда в силу обстоятельств привык изобличать предателей в самом ближнем кругу общения.
Эмбер умница. Не подвела. Ни шагом, ни жестом, ни словом она не могла заставить усомниться в подлинности обвинений, которые минуту назад Грег зачитывал ей едва ли не на весь отдел. Сопротивление было выше всяких похвал, от взгляда веяло таким презрением и холодом, что младший офицер Леонард Брикс не смог удержаться, и когда Грег вошёл в пристройку перед допросной комнатой и взглянул на Эмбер через зеркальное стекло, изрёк очень ёмкую, но очень точную фразу – «Да она ещё безумнее, чем мешок, набитый кошками.» Инспектор спорить не стал. Лишь с лёгкой укоризной взглянул на паренька, с одной стороны высказанное мнение поддерживая, а с другой приструняя юнца, чтобы тот, не дай небо, не воспринял его одобрение, как зелёный свет на будущее нарушение субординации.

- Итак, у вас нет претензий к обыску? Чудесно! Тогда начнём.

Положение просто обязывало его немного съёрничать, особенно учитывая, кого Лейстрейд приставил к женщине дабы исполнять свой законный рабочий долг - самого дотошного из всех офицеров, не отличающегося деликатными методами работы. Глядя на Эмбер, Грегори уже хотелось извиниться, и он пометил в голове этот пункт в числе первых, но иначе он просто не мог поступить. Играть, так до конца.

-  Вы признаёте, что в период с 2010 года и до событий последних дней вы работали на фармацевтическую корпорацию Vertex, поставляя им рабочую силу на объекты баз и лабораторий?

Он даже не стал садиться. Уперев руки в металлическую столешницу, Грег занял наиболее угрожающую и давящую на мозги позу, чуть подавшись вперёд, впившись взглядом в хрупкую фигурку допрашиваемой.

+1

15

Что главное во лжи? Совсем не правдоподобность, как это может подумать большинство людей. Политики, журналисты, мошенники, да и сами люди, ежедневно говорят и выслушивают массу самой отборной лжи, от "невинной", вроде "тебе идет новая прическа", до просто дичайшей, вроде пресловутого химического оружия в Ираке. Единственное, что важно когда ты лжешь это то, чтобы тебе поверили. Как этого добиваться уже совсем другой вопрос.

- Интересно, что вы будете делать, если я скажу "нет", инспектор?

Эмбер откинулась назад, насколько это было возможно сидя на неудобном стуле, и с блуждающей ухмылкой вскинула на Грегори взгляд снизу-вверх. Тон ее голоса плавно скользнул вниз, словно она собиралась не признаться, а недвусмысленно его клеила.

- Примените ко мне какой-нибудь грязный прием из арсенала методов допроса? Было бы интересно на это посмотреть!

Она качнулась назад на стуле, упершись ногой в пол, пока не начала балансировать на самом пределе, затем отпустила ногу и упала вперед, заняв прежнее положение.

- Впрочем, в этом я, пожалуй, признаюсь. Какой смысл скрывать очевидное, да, инспектор?

Голос обрел прежнюю жестко-холодную интонацию, хотя Эмбер не удержалась и подмигнула зеркалу. Если полиция раскопает ее медицинскую карточку, это представление только добавит "шарма" ее нынешнему образу.

- Если хотите, повторю для протокола: да, я признаю, что с две тысячи десятого года я работала на корпорацию "Vertex", поставляя людей на указанные руководством корпорации объекты. И получила за это вполне приличные деньги, если это будет ваш следующий вопрос. В конце-концов вы же не будете утверждать, что я делала это исключительно из любви к искусству?

Она побарабанила пальцами по столу, и искоса взглянула на зеркало. Отлично смотрелись: она и Грегори, суровый служитель закона и циничный работник корпорации, устроившей в Лондоне репетицию апокалипсиса, акт третий. План Грегори предусматривал, что она должна будет сотрудничать и делать намеки, которые заставят "крота" себя проявить. Однако, если она "расколется" сразу, это может вызвать некоторые подозрения. Так что стоило растянуть представление подольше, тем более что пока все шло гладко.

- Однако, я просто обязана задать вопрос, для которого мне даже не надо иметь юридического образования, чтобы его придумать. А именно: и что? С каких пор запрещено зарабатывать деньги на подборе нужных людей для заказчика, даже если у тебя и охранная фирма, а не кадровое агентство? Боюсь, инспектор, самого факта сотрудничества с корпорацией будет недостаточно для тех обвинений, что вы мне предъявили!

Она улыбнулась и снова откинулась на стуле, балансируя на двух ножках, словно в кресле-качалке. Пусть видят, что ей совершенно не страшно: тем более убедительной будет победа Лейстрейда, когда он ее "расколет".

Отредактировано Amber Fletcher-Jones (5th Sep 2016 11:00 pm)

+1

16

Туда-сюда. Взад-вперёд. Эмбер покачивалась на стуле, словно имитируя движение чаш весов правосудия, отклоняющихся в сторону двух параллельных утверждений – «виновен», «не виновен», определяя судьбу подсудимого. «Да, я работала на корпорацию Vertex» - влево, «Но каждый зарабатывает, как может» - вправо, «Мои люди действительно охраняли объекты, принадлежащие корпорации» - влево, «Но этого слишком мало, чтобы повесить на меня преступление против человечества. Ха-ха-ха» - вправо. Если бы всё это ни было просто игрой, если бы Эмбер на самом деле не была такой же жертвой обстоятельств и продажной системы, если бы её руки были хоть на одну треть в крови невинных людей, если бы она имела хоть однопроцентное отношение ко всему тому кошмару, что подобно волне цунами обрушился на город, погребая под своим весом тысячи людей, крики которых до сих пор являются ему в кошмарах, под аккомпанемент скрежета рушащегося здания управления Скотланд-Ярда, того самого, под дверь которого была протянута леска от хитрой ловушки, в которую эти олухи патрульные самолично и угодили. Если бы всё было по-другому, он бы, пожалуй, забыл и про презумпцию невиновности, и про то, что напротив него всё-таки сидит женщина. Существо само по себе слабое, но содержащее внутри такое количество энергии, что не устоял бы и Эмпаэр Стейт Билдинг. Он знал методы. О, Грег несомненно знал, как психологические, так и физические тактики ведение продуктивного диалога между задержанным и дознавателем. Такому не учат в академиях, и даже на пресловутых улицах, где господствует анархия и балом правит тлетворное беззаконие. Каждый учится этому сам. Изо дня в день, от дела к делу, от допроса к допросу, постигая жестокую науку, страшась её, но вместе с тем ясно отдавая себе отчёт, однажды это может пригодиться. Даже если пойдёт в разрез со всеми принципами и моральными устоями. Однажды обстоятельства сломают тебя, вывернут наизнанку и заставят действовать вопреки. И с ним это случится, непременно случится, но не сегодня. В этой маленькой импровизации он дал себе слово – не переигрывать. Ни одна цель не стоила морального страдания невинного. Пускай Эмбер изо всех сил вела себя с точностью да наоборот. В какой-то момент Лейстрейду даже показалось, что это и правда её истинное лицо – жесткая, беспринципная, эгоистичная тварь. Но эта была лишь секунда. Незримо тряхнув головой, инспектор отогнал от себя наваждение, чуть сильнее впиваясь костяшками пальцев в холодный металл стола.

-  Работа на корпорацию ещё не обличает вас, как пособника. Однако документы, что мы получили в распоряжение после разрушения одного из лабораторных комплексов корпорации, прямо указывают на соучастие ваших людей в расстреле невинных людей на территории этого самого комплекса. Они бы не стали этого делать без соответствующего приказа. Или у вас настолько ущербная компания, что сотрудники вытворяют, что хотят, а руководство не в курсе?!

Грегори выпрямился, отнял пальцы от стола и прошёлся коротким шагом по небольшому периметру комнаты. Тактика Эмбер была ему определённо понятна - убедительная победа, плюющий кислотой преступник. Подхватив единую волну, Грег начал потихоньку, словно жилы, тянуть ниточки из невидимого клубка, подсекая крысу, которая определённо сейчас наблюдала за процессом, на свой крючок.

- Впрочем, можете не отвечать. Ваши письменные согласия и копии телефонных переговоров с руководством корпорации тоже у нас. Похоже, они были не такими зазнайками. Как думаете, этого будет достаточно, чтобы упрятать вас за решётку на три пожизненных срока?!

+1

17

Ты с умом и со свечкой к нему подступай,
    С упованьем и крепкой дубиной,
Понижением акций ему угрожай
  И пленяй процветанья картиной.

- О, инспектор, и вы туда же?

Губы Эмбер исказила насмешливая улыбка. Интересно, стала бы она вести себя так же, будь все по настоящему? Хотя да, именно что стала бы. Одно из преимуществ ее психики: ей даже не приходится играть. Достаточно просто вести себя точно так же, как если бы обстоятельства были реальными: а уж убедить себя в их реальности ей ничего не стоило. Главное, чтобы инспектор не понял, насколько он сейчас был близок к правде: ей очень не хотелось терять столь интересного знакомого только потому, что ей надо быть убедительной.

- Знаете, что меня больше всего поражает в подобных обвинениях? Слово "хладнокровно". Как будто тот факт, что человек совершал преступление осмысленно и хладнокровно, делает сам факт преступления более чудовищным, чем если бы он совершал его "под действием страсти", как выражаются ваши французские коллеги. Хотя я лично считаю, что состояние аффекта как смягчающее обстоятельство это не более, чем дань философии "все люди имеют эмоции, поэтому будем к ним снисходительны". Ведь вы будете ко мне снисходительны, инспектор, если я докажу, что на тот момент была просто в ярости?

Последнюю реплику она произнесла тоном, каким обычно говорят "ну ты же простишь меня, лапусик?" нашкодившие содержанки. Для пущей убедительности взглянув на инспектора широко распахнутыми глазами. Разоблаченная агент корпорации просто обязана соответствовать общепринятым стандартам: лживая, продажная сучка. И если этот "крот", которого ловит Грегори, сейчас на них смотрит, он уже должен думать о том, что его сдадут при первой возможности.

- Впрочем, я уже сняла с себя все обвинения, касающиеся этого маленького корпоративного разногласия со стрельбой. Если вы, конечно, имеете в виду "героическое освобождение заложников" силами одной охранной фирмы, а не раскопали на меня что-то новое. По крайней мере, в газетах скоро будет именно это, так что ваша версия событий никого волновать не будет. Ха! Единственный раз, когда я благодарна газетчикам, и не говорите, что это только потому, что на этот раз я им и заплатила.

Эмбер выдержала паузу, позволив Лейстрейду обдумать сказанные ей слова. После чего сложила руки перед собой, сцепив пальцы, и придала взгляду положенную следующей части ее речи кротость.

- Впрочем, инспектор, если у вас и правда есть все документы, от решетки это меня все равно не спасет. Тут вы правы: разницы между тремя и одним пожизненным сроком для меня никакой. А я не хочу заканчивать свою жизнь в тюрьме.

Снова небольшая пауза, и снова Эмбер превращается в балансирующую на стуле психопатку.

- Однако, все эти угрозы имеют смысл только в одном случае: вам достались не только документы, но и ключи для расшифровки того, что было на серверах компании. А они у вас есть, инспектор? Или вам достался только верх от всего айсберга? Тогда я вам сочувствую, инспектор: вы не знаете еще очень и очень много!

Эмбер снова глядит на инспектора снизу-вверх, и в глазах ее читается откровенная истерика. О, она совсем не переигрывает. Просто частая смена эмоций сбивает людей с толку. Тоже своеобразный прием, знакомый каждой женщине вне зависимости от того, насколько она считает себя осознанным манипулятором. Просто в ее исполнении контраст сейчас несколько выше, чем обычно.

- Ну зачем вам маленькая беззащитная я, инспектор? Неужели вам не хочется поймать рыбку пострашнее, чем скромная директор охранной фирмы, которая всего-то один раз подумала, что сможет сорвать куш на контракте с большой корпорацией? Или вам не нравятся мои бисквиты?

Эмбер расстегивает верхнюю пуговицу блузки и расправляет воротник. Затем обеими руками нервно поправляет волосы, норовящие растрепаться и покинуть привычное место. В помещении душно, а давящая атмосфера вместе с инспектором должны оказывать на нее угнетающее впечатление. А это, в свою очередь, должно сказываться на моторике. Не стоит прогорать на подобных мелочах: что бы не говорила Эмбер, стороннему наблюдателю должно быть ясно, что она на самом деле скоро сломается. И сейчас откровенно блефует. Поэтому она дергает уложенные в прическу локоны, словно именно они виновны в том, что она оказалась на этом месте. Однако, голосу возвращается жесткое спокойствие, словно теперь она на деловых переговорах.

- Но я готова сотрудничать, инспектор. Если вы гарантируете, что снимете с меня обвинения, конечно. Потому что в противном случае мне будет совершенно без разницы, убьют меня у вас в тюрьме или же на свободе: корпорация все равно мне не простит того, что я уже их предала. Тем что, как вы выразились, приказала "убить невинных людей", которые так же были ее сотрудниками. И, раз уж так вышло, я готова помочь вам поймать всех агентов, если вы при этом обещаете забыть про меня.

+1


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Futureback » Hunting for rats


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC