Новости Лондона
Шерринфорд Холмс, старший из тройки знаменитых братьев и по совместительству глава крупной фармацевтической корпорации, находится всего лишь в одном шаге от осуществления главного эксперимента по созданию идеального биологического оружия. Для испытания разработки люди корпорации похитили 11 человек и поместили всех в хорошо охраняемый бункер. Майкрофт и Шерлок пытаются противостоять старшему брату, не только во имя мировой безопасности, но и потому что среди заложников им встретились знакомые лица. В тоже самое время возрождённый Джеймс Мориарти готовит финансы для восстановления своей преступной паутины.
Welcome
Зачем приходит ветер? Чтобы замести следы, по которым мы шли. Чтобы никто не подумал, что мы ещё живы. Восточный ветер уже совсем близко, его веяние, неумолимо приближающееся к самому сердцу, ощущается в самых дальних уголках Лондона. Противостояние длиною в вечность, зацепившее десяток и уничтожившее сотни жизней. Один человек, бросивший вызов системе, и история, которую запомнят навсегда. Шерлок Холмс, Adventure of the Dancing Men. Игра в жизнь началась.

Sherlock: The Adventure of the Dancing Men

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Flashback » Revelation can be more perilous than Revolution


Revelation can be more perilous than Revolution

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/qeKvu.png«REVELATION CAN BE MORE PERILOUS THAN REVOLUTION»

https://pp.vk.me/c624116/v624116592/950d/omxKhZp5RXo.jpg

http://s9.uploads.ru/zlb4D.png

ВРЕМЯ11 января 2012

УЧАСТНИКИTilda Blomfield & Sherrinford Holmes

МЕСТОВертекс

ОПИСАНИЕКажется, кто-то всерьез вознамерился управлять миром


~

http://s9.uploads.ru/k12mn.png

+1

2

Пиар есть пиар, не важно, черный, белый, серый, малиновый. Если о тебе говорят, значит помнят, и не важно в каком ключе. Законы пиара суровы, они требуют постоянного вброса на вентилятор, перемывания жемчужно-белых костей на всех прослойках общества, неустанного бдения на постах современных ресурсов, обмелел нынче элемент, удобно усевшийся в метро, тут же разворачивающий газету, жадным взглядом скользя по заголовкам. Огромные бумажные носители заменили компактные планшеты, одним движением пальца перелистывающие по несколько страниц разом и Шерринфорд верил, недалёк тот час, когда последние новости будут загружать людям прямо в черепную коробку. Изобретут какой-нибудь датчик, вживят в голову и привет. Ничего невозможного нет, уж он это знал наверняка, единственная проблема будет в побочных эффектах, которые не заставят себя долго ждать, ибо со всей любовью к инновациям, ограниченное восприятие мозга серой массы совершенно неприспособленно к реально большому потоку информации, так что типичный Лондонский туман грозился стать ещё гуще из-за валящего пара из ушей перегруженных горожан.
Но это всё лирика. На деле, основанная приличное время назад корпорация набирала обороты семимильными шагами. Её концепция была проста и понятна, доверие и хорошее прикрытие со стороны подкармливаемой власти и обретших силу, с помощью новейших разработок в сфере биологического оружия, преступных синдикатов было надёжным, и всё-таки Шерринфорд с каждым днём всё явственнее чувствовал уходящий сквозь пальцы песок. Что-то он упускает, какая-то очень важная и вместе с тем элементарная ниточка ускользает от, погруженного в созерцание своих планов руководителя. Доверие. Такое хрупкое, простое и понятное, людское доверие, доверие простых обывателей, копошащихся по маршруту дом-работа-бар-дом, не желающих думать, только потреблять щедро прожеванную за них информацию. Им хорошо, их существование такое незамысловатое и необременённое, что казалось, внуши им завтра, что цианистый калий полезен для здоровья и уже завтра в магазинах будут стоять километровые очереди и обсуждаться наиболее эффективные рецепты. Один раз такое уже прокатило с осами.
Пиар отдел корпорации работал стабильно неплохо, но основная его направленность была больше нацелена на мировые рынки, чем на родной туманный, это не плохо, но конкуренты почуяли в этом определённую слабость. Vertex не прощает ошибок, не даёт второго шанса и у него исключительно малый кредит доверия. Расправляться с главами нескольких особо рьяных корпораций было бы проще, но мы же всё-таки цивилизованные люди, к тому же Шерринфорд тоже любил поиграть.
Команда профессионалов – это хорошо, просто замечательно, но взгляд со стороны чище и свежее.
Однажды, как это случилось, и кто виноват до сих пор неизвестно, в руки Шерринфорда вместе с обычной утренней корреспонденцией попал свежий номер небезызвестного итальянского издания. Вог. Он даже поморщился, несколько секунд пялясь на обложку, с которой ему корчила гримасу одна из таблоидных девиц. Показав язык в ответ, Шерринфорд отбросил глянец в сторону, набирая было на селекторе свою секретаршу, когда страницы чудесным образом развернулись, являя взгляду любопытную статью. На самом деле, любопытного в ней было не больше, чем в обсуждении очередных звёздных совокуплений, но сам стиль, фразы, обороты эпитеты. Шерринфорд потянулся за журналом и звук голоса секретарши потонул в обрывающих гудках.
Имя он тоже запомнил сразу. Найти более подробную информацию, в век прогрессивного использования соц. сетей, можно было бы даже без его баз, щедро одолженных разведкой и Ярдом. Пару лет на подумать, и о мой Бог, случай достойный звания – счастливый. Увольнение по собственному, скучная формулировка. Предложение о встречи в офисе крупной фармацевтической корпорации – отличное времяпрепровождение.

+1

3

Лифт останавливается, Тильда изображает уверенность, кивает секретарше и проходит: ее уже ждут. Впереди неизвестность, она сама до сих пор не может понять, почему подписалась на все это, а не отправила то нелепое по содержанию письмо сразу в спам. Не отправила, но и не ответила, хотя роскоши времени для раздумья ей все равно не дали, ибо заказчик был очень настойчив. И Тильда сдалась, потому что любопытство рано или поздно пересилило бы.
Мягко говоря, то приглашение озадачило, после получасового насилия над гуглом - сильно удивило. Тильда было подумала, что ошиблась, одинаковые названия в несмежных областях не редкость, случается и не такое, однако выяснилось, что она зачем-то понадобилась руководству фармацевтической компании. Побойтесь бога, она всего лишь пять лет назад начала прибегать к медицинским услугам по поддержанию рожи в человеческом виде. Ей еще рано делится опытом. Знаний в медицине ноль целых две десятых, в химии и того меньше. Однако, согласно заверениям уполномоченных представителей, некий Дэвид Гилмор, и.о. гендиректора Вертекс, очень хочет увидеть ее в среду утром в головном офисе по рабочим вопросам.
У Тильды не было шансов, она пошла бы только для того, чтобы тактично поинтересоваться, не изобрели ли они чего веселящего и не отсыпят ли ей немного, она тоже хочет.
Хотя какие-то идеи у нее, конечно, были. Законы рекламы едины и непреложны, варьируются в деталях от отрасли к отрасли, да и то незначительно. Разогреть внимание к проблеме, взбудоражить общество скандалами и расследованиями, перетряхнуть гору грязного белья, вытащить наружу пару грязных секретов, написать стопку доносов, снести по ходу дела пару неугодных голов. Потом объявится в белом плаще в лучах рассвета, рассказать, как жадные капиталисты дурят народ, предложить простой и понятный выход. Есть проблема - решаю проблему. Нет проблемы - придумываю проблему, решаю. История всегда одна, в сценариях возможны варианты. В свой нише Тильда хороша.
В свое время они четыре часа заставляли Джастина Бибера стоять с полуголой жопой на морозе, чтобы сделать один единственный случайный смазанный кадр, на котором ему отсасывает девушка, очень похожая на одну известную модель. Чтобы на следующее утро эта случайная фотография случайно появилась во всех таблоидах, чтобы к обеду первая половина народа в комментариях пыталась выяснить, является ли та девушка той самой, вторая - не принадлежат ли трусы Джастина одной известной марке. К вечеру были неопровержимые доказательства, что модель все это время была в другой стране, а вот трусы остались. Наутро вся страна точно знала про марку, цвет, модель, стоимость, возможностях оплаты и способах доставки. Через три дня в соцсетях через пост мелькали обзоры самых известных трусов знаменитостей. Через неделю вышла статья Тильды о молодежной моде. Ни слова про трусы, ни слова о певичках. Зато много-много слов о том, что мода - способ самопрезентации: надев шляпу-котелок каждый становится немного Чарли, с красной помадой в каждой просыпается немного Мерилин.
Надо ли говорить, как подскочили продажи?
Естественно, все в доле, даже та самая модель. Должность Тильды была номинальной, статьи - малополезными для читателя, зато она помогала заработать денег и не уронить престиж. Чтобы в один прекрасный день заявить, что она устала и больше не может. А потом пойти писать сценарии, где главный герой не может жить без небезызвестных трусов, потому что только в них чувствует настоящую силу. Марка, разумеется, не называется, но все и так в курсе. По мнению Тильды, ее решение было логичным и означало рост по карьерной лестнице. И это никак не связано с тем, что она больше ничего не умеет.
Это понятно. Неясно другое: почему они не сделали выбор в пользу человека с соответствующим опытом? К лекарствам нужен свой подход, это нужно уметь, зачем им Тильда? Она не сможет спать в ближайший месяц, если не получит ответы на свои вопросы, а для этого не жалко потратить целое утро.
Она замирает перед дверью, телефон вздрагивает в руках, сообщая благую весть. Кесарю Кесарево, рабочим работу, студентам учебу, детям мороженое, бабе цветы, Тильде гонорар.
Если это был намек, Тильда - блондинка, если это был намек от бывших коллег, то абонент вне зоны действия сети.
Она быстро набирает "есть предположение, что это приведет к печальному концу не далее, чем через месяц" в ответ и отправляет. Даже если сообщение не дойдет до адресата и заменяется где-то в сети, невелика беда.
- Добрый день, - не Гилмор, однозначно, даже непохож. Ошибиться дверью она точно не могла. Вопросов становится все больше, ясности все меньше.

+1

4

Дверь открывается ровно тогда, когда с губ слетает последнее «один». Быть может стоило податься в нетрадиционную медицину? Сменить кресло руководителя на топчан, традиционный костюм, ставшей почти второй кожей, на халат, на голову водрузить феску и босиком ходить по гвоздям, убеждая всех и каждого, что ты новый посланник миссии. Который там уже по счёту за этот год? А, не важно, когда тебе дано видеть чуточку дальше собственного носа, прощупывать в людях их потаённые желание и мыслишки, а если ещё и в добавок пару трюков провернуть так вообще за второго Христа примут. За время службы в армии, например, Шерринфорд научился технологии безопасного самовоспламенения, полезный навык, особенно для демонстрации религиозным арабам.
Но всё это только в теории звучит красиво и высокопарно, на деле, мороки с религиозно настроенными фанатиками куда больше, нежели с простыми алчными работниками, которым только то и делай, что вовремя успевай на карман сыпать. Секте нужно являть чудо, а старшему Холмсу это вскоре бы надоело и в конце концов «истинные чудеса» скатились бы в откровенное издевательство. А если ещё учитывать безоговорочное узкомыслие последователей, то Шерринфорду вполне грозило стать основателем самой абсурдной религии в мире. А, нет, стоп, одна уже есть, значит второй по идиотизму точно.
Так что никаких топчанов, фресок и загнутых носами туфель, благовоний и зеленеющего посоха в руке. Костюм от Brioni, туфли от Berluti, галстук Pietro Baldini, часы, ну тоже от какого-то именитого мудозвона, Шерринфорд не любил гнаться за брендами и затрагивал их исключительно по касательной, как он выглядит в глазах других, заботило его меньше всего. Хотя сама реакция.
Стоящая в двери девушка смотрит на него со смесью недоверия и любопытства, при чём первое связано явно с фактом приглашения её сюда, а второе с внешностью принимающего, ничуть не похожего на изначального приглашающего. Очаровательно.

-  Мисс Блумфилд, добрый день. Проходите, не стесняйтесь.

Последняя фраза была произнесена так, словно имела под собой глубокий философский подтекст, но мужчина даже не обратил на это внимания. Рука указала на второе кресло, перед столом и пока шаги девушки заглушало ковровое покрытие, Шерринфорд окончательно сложил в голове план, намечающийся беседы. Он не любил заранее продумывать речь, учитывая, что это как правило, ни хрена не работает перед собеседником, чей образ мы сложили в голове, исходя из нескольких сухих строчек досье. То ли дело хорошая импровизация. Впрочем, Кесарю кесарево, сечение.

-  Меня зовут Шерринфорд Холмс. Человек, который назначил вам встречу, был лишь исполнителем, хотя, вижу вы уже догадались.

Сложенные пальцы домиком и лёгкая улыбка, типично Холмсовская черта. Глаза бесстрастно скользят по фигуре собеседника, но это только на первый взгляд.

-  Не ломайте голову, ничего необычного данное предложение за собой не повлечёт. Банальная работа, та, в которой вы разбираетесь на порядок лучше других.

Отредактировано Sherrinford Holmes (25th Jun 2016 05:03 pm)

0

5

Любопытство кошку сгубило. На самом деле Тильде вообще не стоило приходить сюда - это не ее специализация, ей нечего предложить этой компании. Да и явный подлог не сулил ничего хорошего. Но Блумфилд все равно останется до последнего, пока не разберется, что к чему. Быть может, у нее даже появится отличный разоблачающий материал, чем черт не шутит.
О Вертексе известно мало, даже в их журналистской среде: никаких скандалов, утечек информации, только официальные пресс-релизы, а ведь Тильда проверяла, подключив все доступные ей источники информации.
Все ее версии и предположения вилами на воде писаны. Не может такая компания так долго и откровенно класть болт на весь маркетинг, чтобы потом привлечь к пиару сотрудника, специализирующегося на моде и скандалах. Что-то здесь откровенно не сходится, и Тильде нужно знать, что именно.

- Очень приятно, мистер Холмс, - Тильда натягивает дежурную улыбку, усаживается в предложенное кресло и закидывает ногу на ногу. Пока еще рано делать хоть какие-то предположения, для начала нужно выслушать, что ей скажет этот человек.
Фамилия Холмс сейчас на слуху: кто-то на полном серьезе заявляет о существование людей-икс, кто-то настаивает, что все подстроено. В их кругу вообще популярна версия о том, что все происходящее - попытка повысить репутацию Ярда по голливудским стандартам. Мол, мирные граждане могут спасть спокойно, ведь их защищает плащ непобедимого Шерлока Холмса. Даже на вкус Тильды параллели с тем же бетменом очевидны чуть более, чем полностью, но она уже какой месяц не может отделаться от ощущения, что что-то все равно упускает.
Впору задуматься, насколько распространена эта фамилия в Великобритании и не стала ли она к этому времени неким позывным, секретным кодом для посвященных.
Тильда аккуратно осматривается: над каждой вещью привычно возникает воображаемая сноска с брендом и приблизительной стоимостью. По меркам современного общества у хозяина кабинета есть вкус.

- Ваше предложение вряд ли можно назвать обычным. Только если не требуется, чтобы на следующий день вся Англия говорила о том, что мистер Шерринфорд Холмс - самый завидный холостяк страны.
Отсутствие кольца Тильда отмечает еще до того, как успевает это осознать.
- Зачем я вам, мистер Холмс? Вам явно не стоит объяснять, насколько моя профессиональная компетенция отличается от того, чем занимается ваша компания.
Законы рекламы везде едины, с этим бесполезно спорить: привлечь внимание, заинтересовать, вызвать желание, подтолкнуть к нужному действию. Но всегда так много "но" и "если". Всегда так много смыслов, коннотаций, дополнительных нюансов, от которых целиком и полностью зависит исход дела. Не зря каждый из ее коллег специализируется на своей узкой теме. Это не прихоть - необходимость.
Вот только этот Холмс явно не из тех, кому надо объяснять очевидное - он и так все это прекрасно понимает. Но Тильда Блумфилд все равно здесь. Значит, она что-то упустила, и не уйдет отсюда, пока не выяснит, что именно.

+1

6

Шерринфорд улыбается, хотя со стороны, этот жест выглядит не меньше, чем хитрый оскал хищника, приготовившегося вонзить свои зубы в горло наивной жертве, смеющей подойти слишком близко к очаровательно пятнистому зверьку. И хотя предложение, призванное узаконить их профессиональные отношения не сводилось к чему-то столь экстраординарному – вас очень удивит ассортимент услуг, что нынче предлагают ничем не примечательных конторки на Флит-стрит – мимика мужчины не принимает типично официально-деловой формы, просто потому что глупо, корчить из себя занудного идеалиста, привыкшего вести дела, зажав в правой руке исключительно гравированный паркер, когда обстоятельства так и располагают показать частичку индивидуальности.
К каждому человеку необходимо находит индивидуальный подход – Шерринфорд уяснил эту простую истину ещё с той поры, когда его первые молочные зубы начали покидать насиженные годами места. Учёба в школе, университете, служба в армии, «смерть», «воскрешение», основание корпорации – всё это были только прибрежные волны, яростно набегавшие на камни зародившихся принципов, обтачивая форму, но ни в коем случае не меняющие суть. Особенно пригодилось правило со времён появления в жизни отрезка – «после».
После избавления от привязок старой жизни и погружения в мир экономики и бизнеса, Шерринфорд сменил столько масок, создал такое количество прототипов собственной личности, что умей штат его учёных воссоздавать людей из метафизической субстанции, и мир получился бы десятки тысяч новых граждан, мимикрирующих под любые жизненные обстоятельства. Принципиальность, жесткость, официозность, пафосность, циничность – далеко не полный перечень личностей, вступающих в силу, на тех или иных переговорах. Одному Богу известно, как Шерринфорд Холмс ещё не сошёл с ума, окончательно запутавшись в бесконечном потоке словоблудия собственных мыслей. Или мёртвым недоступна эта прерогатива?
Сейчас, когда улыбка тронула губы молодой журналистки, такая же показушная, как и всё сообщество вольных и ограниченно вольных писателей, когда её зрачки несколько раз скользнули по окружающей обстановки и Шерринфорд буквально кожей почувствовал, как над его головой появляется оценивающая бирка, захотелось чуть-чуть приспустить дымовую завесу тайны, в рамках допустимого познания. Хотя, его откровенно говоря мало пугали все эти искатели правды, пытающиеся выманить на откровенность штатных уборщиков или молодых лаборантов. Их шум был только на руку развивающийся инфраструктуре. А если нет…

-  Я бы предпочёл, чтобы Англия вообще никогда не заговорила обо мне. Тем более в контексте личных связей.

Мягкие интонации носят исключительно рекомендательных характер. Он никогда не угрожает, он предупреждает. И делает это исключительно один раз.
Шерринфорд опирает подбородок на сложенные домиком пальцы, едва подаваясь вперёд. Теперь пришла его очередь оценить перспективы. Строчки досье Матильды Блумфилд услужливо проецируются памятью, расставляя в хронологическом основные факты, точно фигурке на лакированной поверхности игральной доски. 18 лет, 19, 20 – перспективные начинания, 24, 25, 26 – амбициозные свершения. Психологический портрет – ничего примечательного и экстраординарного, кроме начальной стадии герантофобии. Время – бессердечная ты тварь!

-  Всё очень просто, мисс Блумфилд. Я хочу, чтобы вы, используя потенциал нашей корпорации превратили население Лондона в послушных марионеток. Это не сложно, учитывая, что лично затягивать нитки вам не придётся, всего лишь перетянуть их у других. Профессиональная деятельность Vertex здесь пройдёт лишь по касательной. Ваших знаний по составу двух атомов кислорода и одного водорода в воде, хватит с лихвой.

0


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Flashback » Revelation can be more perilous than Revolution


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC