Новости Лондона
Шерринфорд Холмс, старший из тройки знаменитых братьев и по совместительству глава крупной фармацевтической корпорации, находится всего лишь в одном шаге от осуществления главного эксперимента по созданию идеального биологического оружия. Для испытания разработки люди корпорации похитили 11 человек и поместили всех в хорошо охраняемый бункер. Майкрофт и Шерлок пытаются противостоять старшему брату, не только во имя мировой безопасности, но и потому что среди заложников им встретились знакомые лица. В тоже самое время возрождённый Джеймс Мориарти готовит финансы для восстановления своей преступной паутины.
Welcome
Зачем приходит ветер? Чтобы замести следы, по которым мы шли. Чтобы никто не подумал, что мы ещё живы. Восточный ветер уже совсем близко, его веяние, неумолимо приближающееся к самому сердцу, ощущается в самых дальних уголках Лондона. Противостояние длиною в вечность, зацепившее десяток и уничтожившее сотни жизней. Один человек, бросивший вызов системе, и история, которую запомнят навсегда. Шерлок Холмс, Adventure of the Dancing Men. Игра в жизнь началась.

Sherlock: The Adventure of the Dancing Men

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Time is now » Quest 2.11 - Everybody Lies


Quest 2.11 - Everybody Lies

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/qeKvu.png« Everybody Lies »Все лгут

http://30.media.tumblr.com/tumblr_lx5w2iOInN1qzgu6io1_500.gif

http://s9.uploads.ru/zlb4D.png

ВРЕМЯ22.04.2014

УЧАСТНИКИAidan Richter & Irene Adler

МЕСТОБелгравия

ОПИСАНИЕОна огранила уже столько бриллиантов, что просто обязана однажды разглядеть имитацию.


~

http://s9.uploads.ru/k12mn.png

0

2

Алан резко втягивает воздух, зажмуривается и сжимает зубы. Боль обжигает, но это именно то, что нужно.
Простите, мисс Адлер, криков и просьб сегодня не будет — ничего не меняется. Унижения не заводят, ни свои, ни чужие. Он пришел сюда не за этим. Ему нужен контроль и тот человек, который сможет по-настоящему подчинить, а не просто сделать вид. Кажется, теперь он действительно понимает, почему услуги Этой Женщины стоят как его полугодовая официальная зарплата.
Ему это нужно. Шрамы не в счет. Ди поймет, должна понять. Хотя в последнее время она в принципе перестала задавать хоть какие-то вопросы. Лондон оказался невыносимым для них обоих, а ведь они верили, что хуже уже быть не может. Главное, что оба живы и оба на свободе. Вот только свободой вот это вот все никак не назовешь.
Сложно считать, сколько у них осталось денег на продукты, когда на счету лежит полмиллиарда в американской валюте. Сложно притворяться, что перекладывание скрепок с места на место — вершина компетенции. Сложно каждую неделю демонстративно ходить за лотерейными билетами, сложно неумело прятать от коллег игроманию, чтоб в конце концов прослыть самым удачливым сукиным сыном. Сложно не прижать начальника к стенке и не попытаться впихнуть в его полупустую башку, в каком он конкретно месте проебывается, переплачивая налоги. Сложно пытаться стать своим среди идиотов, когда за плечами не так уж много опыта.
Диана делала это годами. Маленькая невзрачная серая мышка, имя которым легион.
Эйдан Рихтер больше не справляется. Алан устал. Устал от необходимости контролировать каждое свое движение, впихивать себя в чужую личину, явно не по размеру, устал врать. Со времен Бостона ничего не изменилось, но там он был в своей стихии.
Ему нужна Ирэн Адлер, ему необходимо хотя бы ненадолго передать груз ответственности, вдохнуть полной грудью и наконец-то подумать по-человечески.
Алану страшно: что будет, если он однажды оступится? Что будет, если он не сможет удержать в руках то, что имеет? Ему есть что терять, и он готов защищать свое до последнего.

Следующий удар заставляет Алана невольно выгнуться и дернуть связанными руками. Перед глазами белые всполохи, в голове почти пусто.
Сильнее.

Ему нужно не так уж и много: небольшая передышка, возможность посмотреть на всю ситуацию со стороны.
Если он пустит все на самотек, они увязнут здесь, их засосет с головой мерзкое болото обыденности. А дальше пуля в лоб сначала Ди, потом себе - из милосердия. Им нужен новый план, поэтому Алан должен забыть о коллегах, отвратительной квартире, склочных соседях, тупых тв-шоу, прокисшем пакете молока в холодильнике и третью попытку Дианы за последний месяц свалить к чертям собачьим. В последний раз получилось даже убедительно.

Ну же, мисс Адлер.

+2

3

Все лгут. А те, кто говорят, будто не делаю этого - лгут в два раза чаще. Ирэн Адлер доходит до сей прописной истины примерно к тридцать седьмому удару плетью по обнаженной мужской спине.
Белгравия - суть королевского шика Лондона. Классицизм во всей его помпезной красоте. И кто сказал, что посреди этого великолепия спущенный с потолка крюк будет смотреться нелепо?
Доминантка отходит на шаг, оценивая плоды своих трудов. Стоящий на коленях в центре просторной залы мужчина не поддается описанию. Среднего возраста, темноволос, привлекателен... Вполне мог бы сойти за брата Ирэн, если бы не глаза цвета темного шоколада. Хорошо сложен: мышцы рук и спины подрагивают, невольно приковывая к себе внимание. Имеет высокий болевой порог. Похвально.
Адлер возвращается на исходное место за спиной мужчины. Ласково, почти любовно проводит рукой по стягивающей запястья черной ленте - проверяет, надежно ли крепление, а заодно удостоверяется в том, что стянутые над головой кисти рук клиента все еще не потеряли чувствительность.
Она медленно выдыхает и заносит руку для очередного удара. Тихий свист прорезает безмолвие задумчивости прежде, чем скрученная жгутами кожа плётки снова опускается на спину мужчины. Доминантка проводит пальцами по стремительно розовеющему месту удара. После обжигающей боли прикосновения ледяных пальцев - как поощрение.
Он стоит на коленях. Не потому, что это символизм и бла-бла-бла, а просто потому, что так удобнее. Вес тела распределяется идеально, не давая перегруза рукам. И да, он совсем не выглядит униженным. А Ирэн каким-то профессиональным чутьем догадывается, что обычная шоу-программа здесь не к месту.
Он - в своих мыслях. Она- в своих. Размеренно опуская плеть на нетронутые части спины, она в который раз ловит себя на мысли, что есть во всем этом что-то, что не даёт покоя натянутым нервам доминантки. Узелок плети цепляет короткую прядь волос сзади шеи, а взгляд Адлер падает на до блеска начищенную кожу туфель клиента. Дино Биджиони, коллекция прошлой осени. Костюм без опознавательных спасательных кругов - ярлычков производителя. Часы Романсон. Это все слишком идеально подобрано, чтобы быть просто прикрытием для встреч с доминанткой.
Обычно те, кто имел возможность встречаться с мисс Адлер, не изменяли своей привычке делать это с шиком. Кровать с балдахином и простыни из натурального шелка - очень, к слову, скользкого, - не самая причудливая из затей капризного клиента. Этот же разительно отличался от всех. Не манерой держаться и говорить: здесь порода просматривалась безошибочно. Что-то другое, что...
Вибрация во внутреннем кармане пиджака вырывает из вороха мыслей. Ирэн украдкой достает мобильный и по диагонали читает входящее сообщение. Колдунья, заговоры и привороты. Славно. А если она беременный инвалид, скидка в сто процентов предусматривается? Нужно обязательно позвонить и выяснить это. А пока - последний, самый сильный щелчок, и голос доминантки:
- Не закрывай глаза.

+2

4

Эйдан фыркает, когда доминантка связывает его руки шелковой лентой - так тривиально. За что мгновение спустя получает хлесткую пощечину. Согласен, заслужил. Сюда он пришел затем, чтобы подчиниться, передать груз ответственности, а не для того, чтобы судить и делать выводы. Этим до краев наполнена вся его жизнь все этих стен. И именно от этого Алан больше всего устал.
Ему перестает быть смешно и забавно уже минут через пятнадцать - шелк впивается в кожу, и запястья горят не меньше, чем спина и вздернутые вверх плечи.
Он уже успел убедиться в прошлые пару раз, что эта женщина прекрасно знает свое дело, его сомнения почти преступны. Хотя кому как не ей уметь быстро и правильно расставлять приоритеты, показывая, кто в этом доме хозяин, карать за непослушание и миловать за собачью преданность.
Эта женщина стоила каждого фунта, который ей приносили в дар. Какая плата? О чем вы? Подношение с надеждой на благосклонность.
Он дергается, когда Эта Женщина дотрагивается до плеч. По договору он не должна касаться выше. Потому что там - швы, и их ничем не скрыть. А Алан давно бросил дурацкую привычку недооценивать сообразительность окружающих. Но сейчас он абсолютно беспомощен, вынужден довериться и сдаться на милость. Он этого хотел, ему это было нужно, но все равно не смог с собой совладать. Это оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал.
Алан честно пытается выполнять приказ. Он здесь именно для этого. А еще для того, чтобы перестать думать.  Последнее, правда, получается с трудом. Он никогда бы не подумал, что выключить голову настолько трудно.
Перед глазами цифры: в столбик, в строчку, скрытым текстом; планы и пути отхода. Он знает, что сам загнал себя в ловушку, сам виноват в происходящем. Но выхода пока не видит.
Ему необходимо отвлечься. Хотя бы на время отключить и перезагрузить систему, которая последние полгода пашет в аварийном режиме - на голых инстинктах.
Так неправильно. Как бы быстро он не бежал, решение ускользает от него.
Раньше его спасала Ди, теперь они с ней в одной лодке (он отвечает не только за себя). Эйдан не может взглянуть на всю ситуацию со стороны. Сейчас он похож на лягушку, которая все бьет и бьет лапами, но никак не может взбить масло - молоко пастеризовано. Выхода нет.
- Хватит.
Не получается. Наверное, он безнадежен. Возможно, единственный выход - положить голову на рельсы: если успеет убрать, придумает, что делать дальше.
Плечи сжаты так, что начинают гореть. Но на это раз боль исключительно физическая - хоть какое-то разнообразие.
- Достаточно.
Интересно, она его хотя бы слышит? Ах да, Эйдан забыл - его мнение здесь не играет абсолютно никакой роли.

Отредактировано Aidan Richter (8th Sep 2016 10:14 pm)

+1

5

Верхушка катальпы, мерно покачиваясь на уровне окна, угрожает рано или поздно проломить резную деревянную раму и заползти в дом. Кейтлин давно пора заняться облагораживанием территории, доколе доминантка вернулась в родные пенаты и пока убираться отсюда не собирается. На ужин придется пойти в Сент-Джон: Скетч уже потерял былую изысканность, и метрдотель там преотвратительный. Новое платье будет кстати. Нужно послать Кейтлин за парой туфель после сеанса.
Ирэн стучит каблуками по полу, продавливая мелкие вмятины в мягком паркете. Весь пол испещрен этими незатейливыми письменами её профессиональных достижений, и подвешенный за запястья мужчина вполне может ознакомиться с узором, если приглядится повнимательнее. Ему недосуг: Эта Женщина читает по знакам тела, что мысли о доминирующей в этой комнате особе в списке значимых для клиента вещей где-то между изменением популяции полярных медведей и способами быстрого похудения для моделей. Он думает.
Адлер знает, что думать - это сексуально. Ладно, честно говоря, это стало её кредо пару лет назад. Она нутром чует тех, у кого все в порядке с серым веществом, и вот эта самая отличительная черта в незнакомом знакомце задевает её профессиональные чувства. С ней не думают. Не позволяют себе такой отвратительной бестактности. И даже, черт возьми, усиливающиеся удары не заставляют этого мужчину покинуть альков невеселых дум.
Ирэн злится.
Нет, Ирэн в бешенстве. Стискивает челюсти, что есть силы, и раз за разом, теряя наработанный ритм, опускает плетку на покрасневшую кожу спины.
Достаточно?
Доминантка резко опускает руку, будто бы та внезапно прибавила в весе. Она злится на саму себя больше, чем на клиента, потому что не может разгадать, не может додуматься.
Пока она делает несколько шагов к комоду, чтобы оставить на нем ненужную более плеть, Эта Женщина успевает сообразить несколько вещей:
а) инстинкт её еще никогда не подводил;
б) есть, как минимум, два гениальных ума, которые не позволят себе оставить её домыслы без внимания.
Куда же запропастился телефон?..
Черные ленты выпускают из тесных объятий запястья мужчины, изогнутыми змейками ложась на пол у ног доминантки. Эта встреча - не последняя, подсказывает все тот же пресловутый инстинкт. Они еще поиграют вдоволь.

+2

6

Эйдан вздрагивает, когда ослабевает напряжение во вздернутых к потолку руках. Шум в голове внезапно усиливается, и он не может расслышать, что говорит Эта Женщина. Или она вообще молчала? Или Алана все это время здесь и вовсе не было, а  происходящее - лишь игры больного разума? А если и нет, то сколько еще он сможет продержаться, прежде чем пустит себе пулю в лоб или начнет верить в Санту, чем не занимался даже в свои счастливые пять?
Если уж говорить начистоту, то он давно мертв и знает об этом, просто из-за бараньего упрямства не хочет признавать очевидные вещи. Как давно он спал без кошмаров? Как давно он вообще спал больше 4 часов? Как давно он начал орать на Ди совершенно без повода? Как давно он начал по-настоящему ненавидеть ее?
На ланче возьмите себе капучино в Caffè Nero, которое прямо рядом с набережной, зайдите в здание напротив и поднимитесь на 6 этаж. Спросите там Эйдана Рихтера, мелкого клерка, работающего с ценными бумагами. Он расскажет вам, почему деньги - настоящее зло. Он расскажет, как они могут пусть вашу жизнь под откос и уничтожить все, что вам хоть когда-то было дорого. О, если кто-то утверждает, что деньги не портят, не верьте ни единому слову. Такое может говорить только тот, у кого их никогда не было.
На удивление Эта Женщина подчиняется, хотя до стоп-слова они так и не дошли. Что должен чувствовать Рихтер: радость, что одержал верх? Или благодарность за оказанную честь находиться здесь? И должен ли он чувствовать хоть что-то, потому что Эйдан давно уже не ощущал ничего, кроме досады. Как фоновый шум, как легкая головная боль, она была практически незаметна, но не оставляла его ни на минуту.
Эйдан оборачивается и вопросительно смотрит на Доминантку. Все действительно кончилось или это только легкая передышка? Он сделал что-то не так, и она недовольна? Он должен извиниться?
У Рихтера в последнее время слишком много вопросов, и не на один из них у него нет ответа.
Подождав пару секунд, он поднимается на ноги и идет к стулу, на котором ему приказали оставить рубашку, замирает на мгновение, но потом, так и не придумав, что сказать, начинает одеваться.
Грубая, как наждачка, ткань задевает кожу, воротник душит, манжеты стягивают и без того стертые запястья, и Алана наконец-то накрывает. Оказывается, ему нужно было именно это - "легкое" послевкусие: то, что останется с ним еще несколько дней, то, что он будет (правда, совсем не стыдливо) прятать под рубашкой, то, что он не будет скрывать от Дианы, несмотря на все ее показное равнодушия.
Да, Эта Женщина точно стоит каждого цента.
- Спасибо, Ирэн.

0


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Time is now » Quest 2.11 - Everybody Lies


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC