Новости Лондона
Шерринфорд Холмс, старший из тройки знаменитых братьев и по совместительству глава крупной фармацевтической корпорации, находится всего лишь в одном шаге от осуществления главного эксперимента по созданию идеального биологического оружия. Для испытания разработки люди корпорации похитили 11 человек и поместили всех в хорошо охраняемый бункер. Майкрофт и Шерлок пытаются противостоять старшему брату, не только во имя мировой безопасности, но и потому что среди заложников им встретились знакомые лица. В тоже самое время возрождённый Джеймс Мориарти готовит финансы для восстановления своей преступной паутины.
Welcome
Зачем приходит ветер? Чтобы замести следы, по которым мы шли. Чтобы никто не подумал, что мы ещё живы. Восточный ветер уже совсем близко, его веяние, неумолимо приближающееся к самому сердцу, ощущается в самых дальних уголках Лондона. Противостояние длиною в вечность, зацепившее десяток и уничтожившее сотни жизней. Один человек, бросивший вызов системе, и история, которую запомнят навсегда. Шерлок Холмс, Adventure of the Dancing Men. Игра в жизнь началась.

Sherlock: The Adventure of the Dancing Men

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Flashback » Halloween


Halloween

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://s9.uploads.ru/qeKvu.png« Halloween »Хэллоуин

http://s9.uploads.ru/zlb4D.png

ВРЕМЯ31.10.2013

УЧАСТНИКИReggie Summer & Alexa Winter

МЕСТОСтарый летний лагерь на окраине Лондона

ОПИСАНИЕКанун дня всех святых грозит не только безудержным весельем, но и кровавым пиршеством.


~

http://s9.uploads.ru/k12mn.png

0

2

"Пламя ада - вот грешникам награда."
Рэдж видел сегодня отступников от божьих законов на каждом шагу. Натыкался на них в кафе, на улицах города, видел их в старых знакомых, в распутных женщинах и в порядочных девушках. Дьявол всегда собирал щедрую жатву с агнцев Божьих. Ещё в приюте Саммер понял, что правды в этой жизни не сыскать, что законы писаны не для всех и что святейшие порой ещё черней чем мирские люди, однако Бог бессилен дотянутся до них и придушить, да и не его это метод.

Сегодня люди праздновали и веселились. Мимо Рэджа как раз пронеслась хорошенькая ведьмочька в таком неприлично отыкртом костюме, что доктор едва не залился краской, как подросток. Юные формы, как говориться, вышили жаром и просили наружу в  такие же молодые и загребущие руки. Был бы Саммер на несколько лет моложе, быть может и сам потерял голову и рванулся за ней, чувствуя как в голове пульсирует резкий всплеск гормонов, увы, теперь он лишь отвёл взгляд с презрительным негодованием обращённым не то на самого себя, не то на юную искусительницу.

Сегодня люди были особенно веселы. Наверное бедные трудяги устали за долгие месяцы работы и предпочитали как следует отдохнуть в эту ночь. Кто-то искал любви, кто-то дурманящей выпивки, а кто-то зрелищ. Люди примитивны и просты, но нет, не банальные. Хотя иногда патологоанатом начинал в этом сомневаться.

Представление манило двуногих созданий так же, как сахар приманивал пчёл. Глаза их жадно впивались в цену, рты открывались в нелепой попытке высказать свои ожидания, рассказать за минуты последние новости. Парочка дам как раз обсуждала посадку бегоний в саду. Вот уж глупая тема на таком празднике, однако между хозяйками с детьми завязался настоящий спор, казалось, они забыли о своих чадах, которых привезли повеселиться сегодня вдоволь в этом безумстве. От костюмов рябило в глазах, шумная музыка мешала собрать свои мысли в одну точку. Саммер почти жалел, что не остался сегодня дома.\

Квартира наверняка наполнена до краёв тишиной и прохладой. Если станет слишком прохладно он включит камин, жарко - откроет окно и Лондонский влажный воздух порвётся в помещение. Книга, бокал хорошего вина и, конечно немного классической музыки или может его любимой французской певицы. Да, мелодичный язык пускай стелиться по пространству вместо этой какофонии торжества. Но нет, он приехал сюда, в маленький лагерь чёрт знает где и для чего?

Доктор с тоской осмотрел толпу, но нужного человека не нашёл. Словно иголка в куче грязи. Люди создавали бесформенную массу, а доктор Мэнча нигде не было видно. Ни его, ни его жены, красавицы, даже светлая головка их десятилетнего сына не промелькнула ни разу и мужчине пришлось признать, что приехал он абсолютно напрасно, однако развернутся и отправиться к машине он себе не позволил.

Из мальчишеского упрямства он не позволил себе сбежать. Нет, раз он здесь то должен насладиться тем же, что и обычные люди. Право, за долгие годы осознанной изоляции от подобных действ он совершенно утратил чувство общности с людьми и приобрёл неприятное чувство особенности и возвышенности. Нельзя было задирать нос в его положении. Хищник отличается от добычи, он умней её, быстрей, он зазубрил её, запомнил все повадки и особенности. Но Рэдж не простой хищник. Он каннибал, а следовательно...  убивая себе подобных и пожирая их он питается равными себе. Если начинаешь думать, что ты лучше других то закончишь очень быстро и плохо.

А представление уже начиналось...

+1

3

И какого чёрта она здесь делает? Такие мысли закрались в её голову, стоило только этому самому персонажу подмигнуть девушке на очередном повороте.
У неё ведь даже костюма не было, не то что какого то мистического настроения витавшего в воздухе и отражавшегося от каждого присутствующего, не важно чей наряд они примерили в эту ночь. Хэллоуин, канун дня всех святых, ночь оживших кошмаров, вот только кошмара здесь было не больше потекшего макияжа с лица очередного мертвеца, старательно поправлявшего его в свете уличного фонаря. И куда только не занесёт, если дома тебе внезапно покажется скучно, а ночные разгульные песни, поманят из дома, точно яркий огонь светлячка. Пока Алекса даже не подозревала, насколько это выражение скоро окажется правдой, поэтому беззаботно вооружившись стаканчиком чего то прохладительного, петляла меж разрисованной толпы, по ближе к месту, где вот вот развернётся основное представление. В этом году, власти туманного Альбиона решили, что его жителям мало щекочат нервы каждодневные аварии, исчезновения и убийства, поэтому Хэллоуин 2013 проводили не традиционно в городе, а в лучший традициях классических фильмов ужаса, за городом, в одном из старых лагерей, достаточно мрачного для подобного праздника, но не достаточно развороченного.
Оформление конечно не подкачало, старые домики, ещё с целыми игрушками на окнах, едва поросшие паутиной косяки, темные ели, огромными лапами свисающие на крыши, доставая практически до людей и трескающиеся под ногами сучья, уже сами по себе служили хорошей площадкой, а уж после стараний декораторов, бывший детский лагерь и вовсе напоминал логово Джейсона Вурхиса. Да вон он, кстати и сам идёт, громко чавкая карамельным яблоком. Какие то моменты даже забавляли, справа от Алексы, одна милая дьяволица кокетничала с бледным, но очень рельефным вампиром, причем делала это так, словно вот вот сама продаст ему душу, а слева Фредди Крюгер протягивал маленькой девочке шоколадный батончик, улыбаясь во все 32 белоснежных зуба. Странно, но даже такой маскарад, вызывал внутри не веселье, а какую то странную тревогу, Алекса поежилась, ещё больше закутываясь в бежевый кардиган, точно от ветра, хотя в данный момент поляну не посетил даже лёгкий порыв.
Звук со сцены привлёк гостей, и они точно загипнотизированные ломанулись в сторону главных подмостков, на которых диджей, переодетый в какое то болотное чудище уже давно развлекал всех своими треками. Но сейчас всеобщее внимание привлекал не он, даже Алекса отвлеклась от созерцания ряженных, с заворожением смотря на появление ведущего. Это несомненно был самый жуткий персонаж, посетивший сегодня их обитель, свободный черный балахон чуть подергивался от пара дым машины, оранжевая тыква была словно продолжением его тела, а горящие желтые глаза притягивали своей чудовищной силой. Руки мужчины, а это был определённо мужчина, были затянуты во что то наподобие перчаток, только более тонкие, точно его собственная кожа неожиданно стала черной, а выражение лица выражало одновременно кровожадность и сосредоточенность.
Ей повезло заранее занять место по ближе, толпа, и откуда только набежали, плотным кольцом окружала сцену, и вот уже с конца слышались недовольные возгласы. Однако стоило только ведущему взять в руки микрофон и заговорить и на поляне воцарилась по истине гробовая тишина.

-  Добрый вечер, нечисть. Смотрю сегодня вы все наконец повылазили из своих могил, дабы сделать эту ночь по адски жаркой.

Послышалось одобрительное улюлюканье, но стоило Джеку только поднять руку, как тишина вновь заняла свой трон.

-  Обещаю, эту ночь вы забудете не скоро, ведь сегодня мы подготовили для ваших искушенных сердец нечто особенное. Хотите знать что это?

Со стороны толпы вновь послышалось улюлюканье, только на этот раз гораздо громче, но тыквоголовый даже не стал их прерывать, развернувшись в пол оборота к концу сцены, он выставил руку вперёд, прокричав в микрофон одно слово.

-  Жертвоприношение.

И зрителей просто взорвало. Крики послышались со всех сторон, девушки залезали на плечи мужчинам дабы как можно лучше разглядеть причудливый аппарат, появившейся на сцене, как по волшебству. Алексе не нужно было совершать такие кульбиты, она стояла достаточно близко, что бы разглядеть, в человеческий рост доску, причудливо разрисованную кровавыми узорами и торчащими сверху, двумя кожаными шнурами.

-  Ну что ж а теперь пришла пора выбирать, мне тут шепнули, что на нашел балу присутствую смертные. Они проникли на праздник с целью повеселится, но за каждое веселье придется платить. Может кто то из них добровольно желает сдаться и отдаться своё сердце, ну же, я слышал благородства у людей ещё больше чем здравого смысла.

Толпа засмеялась, а вот Алекс стало как то неуютно, все прекрасно поняли кого имел в веду Джек, говоря про смертных. Людей без образа, вот только ей как то не очень хотелось расставаться с сердцем, пускай и фигурально выражаясь.

+1

4

Длань Господа протянулась над сценой, над визжащей в сладострастном припадке и алкоголе толпой и внезапно сжала горло мистеру Саммеру, перебирая шейные хрящи и вытягивая из гортани бессвязный хрип. Ощущение было таким реальным, что он невольно коснулся своей шеи проверяя не лежит ли на ней огненная и властная рука. Взгляд пылающих глаз тыквы вызовом обрушился на мужчину, словно горящие угли прислонили к коже. Игра воображения изрядно раздражала и в тоже время пугала доктора. Вскоре он поймёт от чего его тело прошибла такая дрожь, а руки сжались в кулаки до побеления костяшек.

Толпа выбирала жертву по своему. Тупые людишки, словно безмозглые насекомые, крутили головами, выпучивали глаза, хохотали и тыкали пальцами. Они чувствовали себя словно загонщики с оружием, нападая на своих же собратьев. Право, может Рэдж ошибся и люди банальны? Именно толчок в спину заставил доктора очнутся.

-" Выходи, ты без костюма, давай!" - сказала безапелляционно толстая чертиха. Наглая барышня вызвала у доктора приступ мутной тошноты и желание бежать стремглав подальше от этого огромного тюленя, выброшенного на берег в такую чудную ночь. Голос её происходил, кажется, из самой её середины, будто в ней была съеденная молодая девушка.

- Я хочу! Я готов отдать своё сердце.

Голос доктора едва пробился сквозь гогот и шум, который накатывал на сцену, подобно живым водам мирового океана. Толпа разом обернулась к нему, лишённая права выбора и облегчение с досадой разрисовали лица и без того уродливых людишек.

Ему никто не мешал выйти из толпы, хотя до этого человеческие тела стояли так плотно, будто бы куски рыбы в добротной консерве, а теперь они образовали что-то на подобии коридорчика, через который жертва смогла спокойно и вальяжно пройти к сцене аки король.

Когда кто-то желает принести себя в жертву другие бывают чертовски услужливы и не спешат его остановить, только пялятся, как на огромною диковинную рыбу, ожидая, когда хозяйка вспорет ей брюхо. В доме Господа так готовили карпов. Когда Дорроти их потрошила сбегалось чуть ли не десяток детишек и наблюдали как сильные, мозолистые руки поварихи вытягивают из рыбы её потроха прямо на стол. Она не обращала на оборванцев никакого внимания, будто их тут и не было никогда. Быстро сновала её рука, уверенно и без малейшей жалости.

Особой удачей было своровать рыбий глаз прямо со стола, когда туша отвернётся помешать какое-то отвратительное варево( все блюда у неё были на редкость тошнотворными), ведь за такое добрая на вид женщина могла и отпороть, а может и бросить в свой огромный чан. Старшие пугали младших, что был некий Билли и именно так он и погиб, став жратвой для всех остальных. Она вырвала его сердце и сожрала, а тело бросила в котёл, ведь Дорроти всегда хочет есть, а котёл - варить.

Нелепо,но почему-то картина потрошения Билли, так часто воображаемая в детстве, всплыла в его голове особенно ярко пока он шёл, влекомый таинственным ведущим. Казалось, Рэдж был загипнотизирован, словно и вправду ощутил себя покорной жертвой. Это была игра. Плохая игра, от которой попахивало средними веками  и бутафорской кровью.

Почему он посмел согласиться? Наверное он понял, что тыква выбрала его, как выбирают фрукты на рынке. Он указал бы на него сам и толпа не стала слышать отговорок. Они пьяны, глупы и их лица скрыты масками. Они превратились в радостных, но глупых детей. А Рэджи не хотел идти и вправду как жертва, вырываясь и отнекиваясь. Ему, пожалуй, хотелось выглядеть героем, жертвой по согласию. Это смягчало остроту положения.

И вот он стоял на сцене взирая на Джека с каким-то нелепым, испуганным, пожалуй при этом свете только, выражением лица.

- Я готов, что нужно делать? - спросил Рэдж тихо и спокойно, с нотками смирения. Это была игра, он согласился сыграть, но теперь ход был не за ним. Вся власть сосредоточилась в руках экстравагантного ведущего, пришедшего словно из самых глубин ада порезвиться в эту ночь.

+1

5

Алекса вздрогнула, когда до её слуха донеслось сначала шептание, а потом всё более нарастающий голос, возвещавший о том, что среди них действительно оказался представитель людей. Смешно, право слово, они ведь все здесь такие, просто кому то больше повезло со стилистом, но в чужой монастырь со своим усталом не лезут и девушка уже было приготовилась поднять руку, как толпа вокруг начала понемногу расступаться, пропуская вперёд какого то человека. Ей не сразу удалось разглядеть высокого мужчину, черные волосы которого чуть развивались от налетевшего, откуда ни возьмись ветра. Несмотря на то, что вид его был, как у самого что ни на есть простого обывателя, девушке казалось, что одним только взглядом он смог был до икоты напугать любого вурдалака. Он двигался совершенно спокойно, под редкие возгласы кого то из толпы, вещавшие о скором пиршестве человеческой плотью, не вздрогнув даже когда ведущий резко в микрофон объявил.

-  А вот и наша жертва.

В голосе его появились нотки жестокости, как будто он и правда собирался расчленить кого то, но Алекса списала это всё на элементы шоу программы. Кругом полно полиции и вряд ли хоть кто то осмелился бы здесь убивать, а тем более на глазах у пары сотен зрителей.
Поднявшись на сцену и что то сказав выражение лица Джека изменилось ещё больше, он коварно улыбнулся, выпрямился во весь свой рост, для сравнения, жертва тоже был довольно не маленьким, на вскидку метр девяносто, но ведущий с лихвой переплюнул эту отметку, теперь буквально нависая над мужчиной.

-  Конечно же умирать!

Тихо проговорил он и если бы не микрофон, никто кроме них двоих не понял бы и звука.
Воздух прорезала оглушительная музыка, смешанная с одобрительными криком толпы и на сцене появились ещё два персонажа. Это были две симпатичные девушки, одетые в едва ли не самые откровенные костюмы чертиков, в глазах обоих сверкали красные линзы, а за юбками тянулись гибкие хвосты. Обе появились практически за спиной у ведущего, плавно беря за руки новоиспеченную жертву, сопровождая его прямо к черной доске.

-  О, я бы с такими прогулялся.

Приторно слащавый комментарий прозвучал у Алексы прямо над ухом, отчего девушка поморщилась и от души отдавив парню ногу, проследовала ещё ближе к сцене, дабы не упустить из виду ни одного компонента ритуала.
Пока девушки привязывала мужчину за руки, ведущий медленно приблизился к ним, сверкая своими оранжевыми глазами, и остановившись по левому боку, потрогал кожаные шнуры, словно проверяя на прочность.

-  Скажешь нам своё имя?

Поинтересовался он в микрофон, на этот раз уже совсем холодным голосом, от которого у многих мурашки пошли по телу. Микрофон тем временем оказался у рта привязанного мужчины.

+1

6

Представление виделось доктору бесконечной канифолью, что тянется и тянется, под громкие Ахи и Охи толпы. Люди впечатлительны, а Саммер был холоден как речная рыба. Безвольной и тупой тварью он, конечно, не был, однако эмоции проявлял скудно, словно пустынная и бесплодная земля, от которой требовали урожай восхитительных и ароматных яблок. Быть может внутри доктора и копошился целый рой мыслей, ощущений и тревог, подобно тому как щедра почва на подобных гадов, но снаружи это выглядело более чем чинно и мирно.

Такая холодность произрастала, как и много другое, из его богатого, но отнюдь не счастливого детства. Тепло и ласку он видел только на страницах умных книг, даже от Бога он не знал её ибо "Бог жесток и праведен!" Он никогда не мог злится на высшие силы, настоятельница терпеть не могла жалоб и просьб. Бери что дают, терпи что отведено тебе и глотай горести так же, как проглатываешь чёрствый хлеб, а главное работой, ибо лень - порождает грех. Неудивительно, что мальчик рос послушным, но с эмоциональным диапазоном рыбы.

Он вовсе не был готов сыграть ту роль, под которой поставил размашистую словесную подпись. Внутри кипело раздражение. Нарастало, как будто сейсмическая активность только что потревожила на островке его безразличия огромный и жирный вулкан, полный горячей и горькой лавы. Он содрогался от визгливого, как казалось патологоанатому, голосу тыквенного короля толпы, что размахивал ручонками  и тыкал в него микрофоном.

На женщин отвратного вида Рэдж предусмотрительно не взглянул. Неприличная открытость декольте могла взволновать только безмозглое быдло, мозг которых, руководствующийся только потребностями тела, не обладал достаточным умом,чтоб хоть немного отступить от животной сути. Нет, Рэдж знал, что торжество зверья внутри ни к чему хорошему не приводит и почему-то напрягся, даже не смотря на то, что причин не было. Пускай это был развесёлый праздник, карнавальные лица и весёлый тыквенный Джек, но почему-то в словах местного королька чувствовалась скрытая угроза, понятная только его звериным инстинктам. Собака всегда знает когда перед ней плохой человек, жаль, что не осознаёт как это знание приходит к ней в голову.

Впрочем, внешне почтенный Саммер не изменился, с покорностью назвав своё имя, но не стал уточнять детали. Микрофон неприятно коснулся губ, но доктор стерпел. Пожалуй, такая работа как у него одновременно учила его опрятности, но с другой стороны позволяла избежать излишней брезгливости в мелочах.

И всё же агнец на заклание из него был весьма никудышный. Лучше было взять женщину, они для этого более пригодны, если учесть многолетний опыт подобных действий. История хранит немало указаний на то, как правильно отобрать представительницу слабого пола, желательно невинную и какой способ предпочесть другим, чтоб быстро и эффектно лишить её жизни. Увы, Саммер был безразличен и от того покорен, внутреннее напряжение мог уловить только стоящий рядом Джек, да пару людей на первых рядах. Другие же были поглощены картиной в целом, а не фоновым звучанием Рэджи на сцене, к тому же... такие девушки просто не могли помочь сосредоточиться на чём-то ещё, кроме округлостей и выпуклостей.

Даже Рэдж не удержался и бросил взгляд на обладательниц пышных форм, но быстро отвернувшись, едва заметно смутившись и поморщившись. Молодость - время, когда девушки лёгкого поведения и свободных нравов ещё способны дарить очаровательное возбуждение и внятное желание, теперь же он думал о грязи. Что-то не верилось ему, что красавицы были чисты, невинны и хорошо воспитаны. Нет, теперь Рэдж научился ценить воспитание, как своё, данное ему в стенах церковного приюта, так и женщины, как существа возвышенного и от того священного в его понимании. О, о любви Саммера к прекрасным и очаровательным дамам можно было бы слагать сказания, увы, он так редко осмеливался говорить о своих чувствах всерьёз, что все они не зашли бы дальше робкого знакомства и непродолжительных отношений. Саммер не был способен создать семью так же, как тополь не может подарить миру сочных яблок

Впервые ему не хотелось смотреть на безмозглую тыкву, от напыщенности и властности которой немного выворачивало и он уцепился за фигуру девушки. Её лицо показалось ему приятным, к тому же она была как и он, в обычной одежде, так что в этом была некая даже общность. Он разглядывал её лицо, стараясь забыть об улюлюкающей толпе и тыкве, которая вела своё представление дальше.

+1

7

В перерывах между добровольным укладыванием на импровизированный алтарь и озвучиванием собственного имени, мужчина, теперь Алекса знала, его зовут Рэджи, посмотрел на неё получая в ответ дружелюбную улыбку. Ей хотелось, как то поддержать его, ободрить, ведь он фактически являлся её спасителем, сколько ни смотри, а нет по этом празднике кого то ещё настолько смелого, а может опрометчивого, что бы прийти без костюма. Да и почему бы просто мило не улыбнутся мужчине, весьма приятному на вид, собирающегося вот вот отдать своё сердце во имя пестрящего карнавала, именуемого Хэллоуином. Даже несмотря на то, что это всего лишь игра, выглядел мужчина от этого не менее храбрым.
Тем временем на сцене действо только набирало свои обороты, толпа поддерживала ведущего радостными криками, а кое кто даже слегка жуткими репликами, но это было не важно, любое недовольство сейчас, тонуло в оглушающей волне слащавых визгов, а люди, точно обезумевшая стая хищников, незамедлительно требовали крови. Джек не собирался медлить и лишать зрителей долгожданного представления, его движения, сотню раз прописанные на белоснежных листках сценария, ознаменовали начало и доска с прикреплённым к нему Рэджи, чуть отъехала назад, а в руках ведущего молнией сверкнуло лезвие. И тут наступила тишина, точно у всех одновременно посрывало в голове звуковой рубильник, Алекса напряглась, явственно почувствовав угрозу, и хотя эта была всего лишь бутафория, имитация, часть пафосного спектакля, чутьё выработанное годами работы в разведке подсказывало обратное. Может дело в его виде, этот ведущий, Алекса не первый раз присутствовала на подобных праздниках, она видела грим и намного причудливие этого, образы гораздо более жуткие, однако тут дело было даже не в образе, от самого человека, скрытого внутри монстра веяло хищником. Его лицо, оно выглядело сейчас почти удовлетворенным, словно бы это представление действительно закончится так, как он описал его минутой ранее. Девушка продолжала внимательно всматриваться в сцену, но улыбки на лице больше не было, теперь на нём отражалась сосредоточенность, с легким налетом тревоги, последнее Алекса старалась не слишком ярко демонстрировать, кажется Рэджи всё ещё смотрел в её сторону.

-  О, Рэджи, прекрасно.

Он в последний раз взглянул в его глаза, а затем повернулся к залу.

-  А теперь, нечисть, приготовьтесь, да начнется пир.

Очередная реплика ведущего вспорола нависшую тишину, заставляя ожить, некогда замеревшую толпу и разразиться ещё более оглушающим криком. Клубы дыма, испускаемые аппаратом сбоку от правого края, заволокли первый ряд и Алекса пропустила момент когда тыква занесла нож над головою своего пленника. Она поняла это лишь по крику сзади — О, Боже, он сейчас сделает это, две молодые ведьмы во втором ряду восторженно уставились на сцену, пока Алекса пыталась разогнать облако дыма.
Тем временем на сцене, Джек зашел за спину Рэджи и что то шепнул ему на ухо, прежде чем острое лезвие вспороло рубашку мужчины, заставляя капли крови устремится с левой груди устремится вниз, пачкая брюки мужчины. Его крик заглушил бит, включенный за секунду диджеем, а благодаря густым клубам дыма, никто из зрителей так и не догадался, что нож в руке ведущего был вовсе не бутафорским.
Алексе удалось пройти немного назад, и теперь толпа оттесняла её всё дальше от подмостков, желая, как можно лучше разглядеть искаженное гримасой боли лицо пленника, она тоже это заметила, разглядела, как кровь капает на его брюки, отчетливо понимая — она настоящая, агент ринулась вперёд, ведомая желанием выскочить на сцену, но хищная толпа оттесняла её всё дальше, а бороться с этим потоком в одиночку было невозможно.

шепот

Убийца да будет наказан

+1

8

" ... и было чудовище непобедимо и каждый смельчак, что шёл на бой с ним никогда не спускался с высокой горы. И темнел замок, и жило зло в нём, пожирая людей, а убившие его сами обращались в чудовище, которое повергли ибо нельзя очистить мир от зла силой меча, не смыть его лик кровью."

Улыбки юных девушек в солнечный день белые, как чеснок,  притягательны, как робкие ромашки. Ловушка для глаза, что манит к себе и аромат их юности плыл по восковым лицам толпы замершим в каком-то напряжённом мышечном спазме. Казалось что от улыбок сейчас треснут маслянистые губы, слюна забрызгает на землю и  они снова возопят, как в былые и давно ушедшие времена вопили охотные к насилию дикари. Будто бы и не было культуры и морали, лишь  одежда теперь выдавал в этой разукрашенной массе былых горожан, да ещё их глаза.

Вытаращенные, почти выпученные, доктор мог запросто представить с каким звуком они вываляться из орбит и покатятся к нему под ноги, облепленные уличной пылью и воспалёно-красные, с лопнувшей сетью сосудов. Уставятся на него с покорностью скота, загнанного на бойню, доверчиво-притуплённые, мычащие в ожидании перемен и страшившиеся их. В толпе люди гомогенная масса. Куски обезжиренного, обезображенного мяса, лишённые смысла и повинующиеся своему лидеру - крикливому тыквенному уродцу, что стоял во главе их маленькой баранье паствы. Рэдж моргнул, отгоняя от себя картины, что возникали в его испещрённой и прогнившей мозговой плоти. Словно великое древо источаемое термитами его безумия, голова начинала болеть от шума, отчётливей зазвучали звуки музыки, резанули по уху хвастливые слова тыквоголового.

Он балансировал между нарастающим животным  страхом и весельем, которое передавалось волнами ему от толпы внизу. Наблюдая за представлением он был по детски рад оказаться среди людей, общества которых ему так не хватало, но всё же он их боялся. Он был приятен в обществе, вежлив, холоден, остроумен. Его манеры были безупречны, но чувства... он знал насколько несовершенен,предпочитая брезгливо утверждать ,что это люди слишком подвержены эмоциональной коррозии, но всё же он опасался их нелогичного хода мыслей, их шквала оценочных суждений, выводов и глупостей. Он боялся их и только поэтому был ещё жив.

Пир?! Доктор почти облизнулся, представляя куски горячего мяса только что отделённые от человеческого тела, запихиваемые в рот целиком, ведь именно так будут их глотать эти плотоядные обыватели. Капли крови, их терпкий аромат, ласковые прикосновения к коже, словно прощальные поцелуи. В животе появилась непривычная тяжесть - так напоминал о себе голод, царапаясь о внутренние стенки полости, нервно кусая рёбра. Хищник был голоден, человек же на сцене оставался безучастно покорным, с нотками ангельского безразличия.

Однако так было ровно до того момента, как боль полоснула на коже острым росчерком, словно в минуту указ набрал силу. Кровь хлынула, стекая неряшливыми дорожками прямо на итальянские брюки, смешиваясь с потом и лёгким запахом одеколона. Новый костюм был испачкан, рубашка разорвана, но больше всего, конечно бесновалось звериное начало доктора. Он вскрикнул, полный досадного удивления, в котором, отчего-то слышались нотки торжества, ведь напряжение, копившееся всё это время, беспричинное и назойливое вдруг получило оправдание. Он дёрнулся, желая отскочить, оказаться подальше от Тыквоголового, но не для того, чтоб убежать, о нет. Хищник загнанный в угол - предпочитает убивать. К тому же Рэджа всегда возбуждала кровь, даже своя, что было немаловажным симптомом его психического отклонения. Он оттолкнул уродца от себя, тот явно не ожидал подобного, а может хотел растянуть удовольствие.

Во взгляде Рэджа сквозили нотки вызова. О да, всё тело болело неимоверно, но адреналин... звериное начало не хотело так просто сдаваться и убить эту гадину будет не так уж и просто.

Отредактировано Reggie Summer (12th Nov 2015 07:10 pm)

+1

9

Пока на сцене догорали последние остатки представления, Алекса решила более не бежать напролом, а просто поддаться течению, после чего её тело окончательно вытеснили из рядов. Обезумевшая толпа рванула ещё ближе к сцене, и девушка смогла наконец вздохнуть с облегчением, оказавшись на воле, то есть за пределами вопящего стада, но долго стоять на одном месте она не могла. На сцене, кажется реально собрались вырезать сердце у мужчины без образа, и кто бы там что ни говорил, Алекса знала о чем говорит. Кровь была настоящая, как и нож, как и безумие ведущего, вашу ж мать, она с самого начала подозревала, было что то звериное в этом взгляде и кровожадное в этом голосе. Часть шоу, имитация, провели подставили, а она купилась, дура, дура.
Что есть сил девушка бросилась обходить огромную сцены с противоположной стороны, искренне надеясь, что ещё не поздно.
Тем временем на сцене разыгрывалось настоящее адское зрелище, в полной мере оправдывающее своё название. Стоило только Рэджи оттолкнуть Джека, как один из кожаных шнуров на его запястье лопнул, частично высвобождая пленника. Однако тыквоголовый даже не думал на всеобщее обозрение выставлять свою месть, это было лишь начало, маленькое кровопускание, что должно зацепить эту, рвущуюся на свободу тварь. Он видел, с самого начала, в его глазах он видел этот порыв, жажду крови, так старательно сдерживаемую внешней покорностью. Ну уж нет, ты не будешь мучеником, игра не может начаться так, особенно если выжить в ней предполагалась лишь одному. Толпа кричала, музыка играла, а ведущий от мощного толчка отскочил точно к рычагу управления подмостками и не медля нажал один из них. Внезапно из стоящей сбоку дым машины вырвалось огромное облако газа, заволакивающее сцену, а круглая доска, на которой располагались они вдвоём, стала медленно отъезжать вниз, уступая своё место точно такой же, но уже пустой площадки.
Он знал, что доктор смотрит на него, в отчаянной попытки освободить вторую руку. Переведя взгляд на него, Джек провел по воздуху в районе шеи своим острым клинком плотоядно улыбнулся и спрыгнул с площадки ещё до того, как та окончательно опустилась под сцену.
Нижнее помещение представляло собой достаточно большое пространство, захламленное лишь несколькими агрегатами, дабы сделать представление ещё зрелищнее По голой земле тянулись всевозможные кабели аппаратуры на верху, а с противоположного от Рэджи конца, была небольшая выемка, плотно закрытая фанерой, служившая выходом.

-  Ты же не думал, что твоя карьера закончится так легко?

Бархатистый голос послышался где то совсем неподалеку от пленника, всё ещё теребившего кожаный шнур, однако его обладатель не спешил показаться на глаза.

-  Ты такой слабый, я мог бы перерезать тебе горло, и единственное что ты мог бы мне предложить в ответ, это булькающий хрип.

Последние слова были сказаны на повешенных тонах, после чего лезвие вновь полоснуло тело мужчины, на этот раз на груди с противоположного конца. Порез вышел не глубокий, но достаточно болезненный, словно тыквоголовый точно знал как можно не убивая жертву, принести ей максимальные страдание.
Голос и крики не были слышны снаружи, громкий танцевальный бит с лихвой заглушал всё вокруг, не давая даже малейшему отголоску и единого шанса на выход.

+1

10

Лучше умереть сразу, ведь все знают, что лучше быстрая смерть чем долгая пытка.

Удивительно как людей преображает страх. Как тоненькой змейкой вползает в открытый в панике рот, как добирается до лёгких, заставляя их судорожно подскакивать и громко дышать, будто бы у несчастной жертвы включился какой-то двигатель внутри. Воздух с шумом вырывает из ноздрей, словно несчастный превращается в испанского быка, а глаза у него становятся как чайные блюдца, внутри них таится огромный, похожий на туннель в самую голову, мозг и весь он заполнен страхом. Он колеблется, колышется, перекатывается там едкой жижей, разносится по телу, выходя из него потом, растекаясь по венам и впадая в сердце, которое с истерической частотой сокращается, словно пойманная в клетку канарейка и кажется, что прутья рёбер не так уж прочны, как говорят анатомы и что эта хлипкая конструкция оглушительно гремит и вот-вот сорвётся с места, падая на пол и там продолжая сокращаться, повинуюсь инерции.

Люди в страхе глупеют. Они выпучивают глаза, дёргаются, движения их излишни, они словно слепнут и тычутся всюду, пугаясь остроты ножа,  любого движения в их сторону. Они ищут угол, чтоб зажаться в него, руки их переполняет дрожь, они мучительно дёргаются  и становятся похожи на вменяемых эпилептиков.

Рэдж не был похож на них, ничуть. Хищник пойманный в ловушку это не овца в стойле перед тем, как её прирежет мясник в испачканном кровью халате. Рэджи давно не глупый, юный охотник, он зверь, голодный и опытный, весь в шрамах, которые ложатся на него, сдерживая панику. Он словно вылит теперь из камня и глаза его наполнены тягучей злобой и жадным голодом. Они устремляют свою дремучую, адскую темноту прямо на Джека,  ища его, обжигая холодным вожделением.

Он дёргает рукой, которая не поддаётся, ища шанс высвободиться и наказать обидчика. Он готов вцепиться в его горло зубами. Он силён, чертовски силён, особенно сейчас, когда кожу вновь обжигает холод ножа. Это ошибка. Организм, сильный и взрослый, он понимает, что опасность близко и адреналин выбрасывается в кровь. Мышцы делают усилие и ничто не может остановить руку, что тянется к самой жизни, подпитываемая злостью и голодом.

- Ты глуп, потому, что не сделал этого сразу, - отвечает доктор с тем спокойным голосом, который словно скальпель входит в податливые уши, наблюдая, как трещат кости черепа. Он впихивает металлический прибор с силой, он может это представить, он уже делал подобное однажды, однако... нужно найти Джека. Теперь, когда он на свободе и кровь стекает по его коже, когда тело плачет, разгоняя спасительный гормон по телу, когда его безумие питает его организм не хуже, чем обезболивающее, когда острый взгляд пронизывает полумрак с голодным вожделением... Теперь он готов оборонятся и горе тому, что встанет на его пути... если тут не появится свидетель. Доктор знал, что чужие глаза заставят зверя внутри него испуганно спрятаться. Лучше быстрая смерть, чем камера и мучения, позор и зелёный коридор к стулу.

Пожалуй Рэдж готов был остановить лезвие своей рукой. лишь бы добраться до шеи и сжать её, услышав первый аккорды предсмертного крика, яркое вступление хруста трахейных хрящей, податливую покорность гортани и финальный перелом шеи. Он дышал возбуждённо и часто, однако... однако его уже спешили спасать, глаза же все ещё не привыкли к темноте... Неизвестно о чём думал доктор в те минуты, однако... лучше не знать, ведь всё в нём было пропитано греховным возбуждением перед убийством. Он желал крови так же, как муж вожделеет жену в первую брачную ночь. Сладкий плод, запретный плод, разве что нужно протянуть руку и сорвать эту голову с тонкой, похоже на веточку, шеи.

+1

11

По подвальному помещению прокатился громкий, раскатистый смех. Джек стоял не так далеко от своего пленника и слышал не то что каждое его слово, каждый вдох, каждое грозное сопение, и наконец финальный аккорд, звук лопнувшего кожаного шнура, окончательно спустившего зверя с поводка. Он не боялся, слишком долго готовился, слишком много деталей продумал, слишком много обстоятельств подстроил, так что боятся было просто уже поздно. Единственное, о чем тыквоголовый жалел, это о том, что не перерезал горло сразу. Проклятая сущность, требовавшая его мучений, просто не дала вознести руку выше, желая увидеть в глазах доктора Саммера искры боли.

-  Ты, мерзкая, уродливая тварь, не заслуживаешь лёгкой смерти.

Он наконец вышел из тени одной из металлических опор, полу скрытый в темноте помещения, но в тоже время отчетливо осязаемый, всего в пяти шагах от доктора. В его руках холодным блеском сверкнуло лезвие, а глаза, хоть все световые эффекты остались далеко на верху, отливали едва заметным зеленоватым сиянием, точно были насквозь пропитаны фосфором. И всё вокруг будто бы замерло, два хищника, столкнувшиеся на одной тропе, застыли в ожидании битвы, из которой живым суждено было выбраться только одному.

-  Мертвые ждут, доктор.

Произнес он, черствым, точно замогильным голосом, прежде чем бросится на Рэджи в лобовую. Поскольку балахон полностью скрывал тело ведущего, сопернику было весьма не просто оценить его физические свойства, этим тыквоголовый и воспользовался, с размаху налетев на мужчину, при соприкосновении заваливая противника на пол, правой рукой занося нож на его головой.
В это время Алекса уже успела обежать вокруг массивную сцену, но пока никак не могла понять, куда именно провалились двое мужчин. Не под землёй же скрылись в конце концов, однако с каждой последующей минутой, проведённой в поиске прохода под сцену, эта теория всё меньше казалось такой безумной. Музыка продолжала громыхать, ещё больше сбивая агента, и в конце концов, Алекса подошла к противоположному краю сцены и приложила ухо к светлой фанерной доске и закрыв глаза, попыталась сосредоточится на звуках в пустоте. В какой то момент в голову пришла мысль, о её безумно неловком положении, если вдруг окажется, что эта была всего лишь правдоподобная часть шоу. С одной стороны на смех поднимут, а с другой, больше всего на свете девушке хотелось, что бы именно так оно и было на самом деле, ибо если права она, за этой доской сейчас пытаются заколоть мужчину, а она пытается найти проход в самый эпицентр.
Через минуту бит прекратился, диджей решил сменить его на какой то приторный медленный танец, и этих секунд вполне хватило чувствительному слуху, для того что бы услышать возню и мужской голос, раздавшийся чуть ли не под самым ухом. Теперь уже было всё равно, права она или нет, отступать не куда, Алекса стала лихорадочно бить кулаками по дереву, дабы найти хоть какую то трещину, открывающую вход.

+1

12

О, Джеку ещё придётся не раз пожалеть, что подавшись желанию мучить он забыл,что имеет дело с хищником, тупым животным, которое, право, не способно познать истинных страданий. Считайте, что это плата за его холодность, за его безэмоциональный во многих, в тысячах вопросов, где он с механичным рвением оценивал и высчитывал чувства, тогда как им можно только ощущать. Нет,конечно, добрый доктор Саммер не исчерпывался только звериной сущностью, что пожирала его так же, как он пожирал других, отнюдь нет. Был он и влюблённым юношей, был и маленьким, плачущим мальчиком, однако его безумие росло, как огромная душевная опухоль и давала метастазы.

Неудивительно, что он был крайне жесток и предусмотрителен. Когда в руках нападавшего блеснуло лезвие это вызвало улыбку у доктора. Он не боялся проиграть, не боялся боли или смерти. Знаете, это скорее свойственно людям, этакая боязнь загробной жизни,  заметьте, даже смерти как таковой для них нет, скорее уж Саммер был ближе к тварям и гадам, что о смерти попросту не знают ничего и воображать не станут. Стоит им наткнуться на труп сородича они либо пожрут его с радостью, либо обойдут, не узнав в нём своего собрата. Они не могут, как люди, лицемерно отрицать смерть, они не могут осознать её и превратить в нечто иное.

Впрочем, Рэдж был далёк и от страха перед болью. Слишком часто он имел с ней дело, понимал от чего она возникает и куда уходит. Он был умней собаки или кошки, это уж точно, а от того режущая боль не была бы для него острой вспышкой из неоткуда. Что его удивило, так это сила Джека, одна удивление минуло легко, словно его никогда и не было, а вот желание перегрызть горло обидчику никуда не делось.

- смертью вознаграждают, - сказал доктор холодно, даже не смотря на всю остроту ситуации, в голосе его сквозил могильный холодок. Злость не может выдавать его, она не имеет права проникать в его телодвижения, в его голос, иначе воспитательница будет снова его бить. Раз за разом.

"Они мертвы, они не могут ждать. Он безумен!" Голос доктора, внутренний, естественно, отдавал каким-то неподходящим, уродливым весельем. Такой себе юмор на краю гроба, окрашенный в празднично-траурный. Они катались по земле, когда впервые до слуха доктора донёсся стук. Глухой, но отчётливо слышный даже не смотря на возню, что они устроили. И вдруг он похолодел. Нужно было действовать.

Он резко оттолкнул от себя Джека и бросился к двери, пытаясь злополучную преграду. В этом было его спасение, отчётливо и ясно он осознал, что не должен убить это существо сзади. Инстинкты требовали безопасности, а она была в том, чтоб позвать кого-то на помощь. Он чувствовал, что не сможет остановиться, что крови будет слишком много, что его выдаст почерк. Именно от последней мысли он и покрылся мурашками.

+1

13

Возня за фанерной преградой послышалась ещё отчетливее, Алекса изо всех сил старалась найти хотя бы крохотную щель, но все усилия были напрасны.
Меж тем, доктор Саммер оказался довольно крепким, отчаянно цепляющимся за жизнь человеком. Он перехватил руку Джека точно над своей головой и теперь, как он не старался, но лезвие не могло войти в череп убийцы, словно нож в масло. Это бесило, невероятно выводило из себя и ведущий изо всех сил старался напирать, сверкая причудливыми зелёными глазами. Они пару раз даже меняли положение и Рэджи оказывался наверху, но даже тогда было очень сложно определить за кем из двоих останется последнее слово. Мужчины были сильны, злы, каждый норовил оторвать от соперника кусок по больше, вгрызца зубами по глубже, яростная пелена застилала обоим глаза, но в какой то момент их поединок разрешился сам собой, Джек в очередной раз оказался над доктором, а лезвие его ножа опустилось ещё ниже, это сладостное чувство близкого финала, ещё больше придало ему сил, в то время, как соперник, отвлекшесь, дал слабину. Вот рукоятка продвинулась ещё на дюйм ниже и холодный металл ещё сильнее навис над глазом Рэджи, однако в следующую секунду, ведущий отлетел куда то в сторону, но вовремя опомнившись кинулся в след противнику.
В конце концов эти шуршания ей надоели, и Алекса, собрав в кулак последние остатки самообладания, чуть отойдя в сторону, что есть силы дала ногой по самому слабому куску фанеры, которая, как раз служила выходом из импровизированного помещения. На этот раз деревяшка поддалась и на неё вылетел мужчина, да да, тот самый Рэджи, которого несколько минут назад приносили в жертву кровавому Богу праздника. И похоже приносили в самом прямом смысле. На груди, в обоих местах рубашка была разрезана, а из ещё свежих ран сочились дорожки крови. Судя по всему ранения были поверхностными, однако это как то мало утешало в край обалдевшего агента.

-  Что там произошло, вам нужна помощь?

Алекса резко перехватила мужчину за плечи, пытаясь понять хоть что то из его обезумевшего взгляда. Однако через несколько секунд объяснения уже не имели смысла, из того же проёма, следующим выскочил тыквоголовый ведущий, явно не ожидавший увидеть здесь кого то ещё.
Глаза мужчины всё ещё сверкали зеленоватым светом, а в руке, обтянутой черной перчаткой блестело окровавленное лезвие.

-  Отойди от него и обещаю не причинять тебе вреда.

От его голоса даже не расстояние веяло холодом и какой то могильной сыростью, но Алекса даже не думала двигаться с места, пускай страх и сковал внутренности, словно стальной обруч.

-  Ни за что, слышишь, ты его не убьёшь. Убирайся, пока сюда не нагрянула полиция.

По чем именно она собралась её вызывать, ибо вся охрана осталась с другой стороны сцены, а кричать можно было до хрипоты, диджейский бит с лихвой заглушит любой шум, Алекса не представляла. Оставалось только рассчитывать на удачу, Боже, а ведь она всего лишь хотела необычно отметить праздник. Сбылась мечта идиота.

+1

14

Когда Рэджи был маленьким мальчиком он понял, что роль жертвы ему сложна. Ему было проще играть тупое смирение и безразличие, но как следует играть испуганную жертву... это была высшее мастерство. От фальши его выворачивало, но он часами пытался заплакать, чтоб выдавить из себя слезинку, так необходимую его надсмотрщицам для помилования мальчика, он оставлял на себе раны и синяки, но из глаза были словно пустыня, а из горла вырывался только хрип, но он был каким-то скомканным, а не жалким.

Это и сейчас давалось ему с трудом, но страх добавлял ему мастерства. Он боялся не Джека, нет, тут он верил в свою победу. Он знал, что рано или поздно убьёт этого мужчину, убил бы, точно знал, может даже успел бы спрятать труп и уйти как ни в чём не бывало, но риск был велик и так огромен и страшен, что заставил его втиснуться в узкую роль и кожа его затрещала от жуткого давления, голова сама собой отяжелела.

Каждая рана разразилась жуткой болью, он вдруг стал беспомощным и жалким. Больным и измождённым, он и вправду стал жертвой жуткого нападения, невинной овцой, волком, что таки влез в овечью шкуру и теперь задыхался в ней. Во рту была шерсть и кожа, его тошнило, но он упорно сидел в ней из страха, что пастух найдёт его и убьёт.

О, каковы заявления, он удивлёно посмотрел на спасительницу. Неужели она не понимает, что это безнадёжно. Полиция так же далеко, как Бог. И первые и второй вряд ли кинуться к ним на помощь.

- Терпимо, бежим отсюда, - он схватил её и потащил отсюда, куда угодно, лишь бы подальше. Он должен был лишь обороняться ибо настоящий убийца виден в нападении. Страх открыться и страх смерти. Две силы что столкнулись в нём и тонкая рука девушки, струйки крови, аромат которой гудел в его голове.

- Он лжёт, - возмутился доктор, услышав последнее заявления тыковоголого маньяка. Право, оставлять свидетелей? Это бред. Если он настоящий ведущий, то имя его известно, если нет, то его всё равно найдёт доблестная полиция,  вот эта девушка точно укажет о том кто это был. О, он выдаст себя так и или иначе, разве он глупец, что оставлять после себя грязь?

- Ну же, побежали, не стой здесь, - он нетерпеливо потянул её, хоть силы якобы начали оставлять его. Драка должна была его утомить, он ведь не каждый день такое переживает Стресс должен был вызывать в нём утомление, да и сама драка, нож, что был прямо у его глаза. Но что же делать, если доктор не боялся таких вещей? Притворяться, отчаянно и умело, как могут только те, чья совесть так черна, что укроет любую грязь и стерпит любой порок. Если так много грехов то легко сбиться с их счёта.

+1

15

Алекса так и замерла, не в состоянии двинуться с места, не от страха, скорее от удивления. Неужели всё это действительно правда, маньяк, несчастная жертва, и пусть мужчина не выглядел особо несчастным, Алекса списала это чисто на природную мужскую выдержку, по всем канонам гласящую — мужчины не плачут, праздник мёртвых, всё происходящее больше напоминало сюжет фильма ужасов, тот самый, чьи кассовые сборы превышают бюджет уже в первые дни проката. По долгу службы ей приходилось сталкиваться и с опасностями и с убийствами, она и сама не раз спускала курок, но на этот раз всё было таким нереальным, бутафорским, что очнулась от своих мыслей она только тогда, когда маньяк, грозно сверкнув глазами, направился в их сторону.

-  Глупая девчонка.

Рука Рэджи дернула её в сторону и Алекса со всех ног бросилась за ним, стараясь не оглядываться назад, дабы оценить обстановку. Она и без этого всё прекрасно знала, слышала его твёрдую поступь, ощущала холодное лезвие, ярко поблескивавшее в руках, готова была даже поклясться, что в какой то момент ощутила его дыханье на оголённой шее, так что в дополнительном обзоре не было смысла. Джек отрезал им путь назад на праздник, в людскую толпу, где хоть и собрались откровенные гоблины, но хотя бы можно было укрыться и позвать на помощь, оставив для беглецов единственно возможный вариант — бежать в сторону старых лагерных корпусов. Он загонял их словно зверей, в это идеальное место в дали от посторонних глаз и шумов, в место, которое он знал, как свои пять пальцев, навестив заранее и расставив на случай пару капканов. Но беглецы не знали об этом, оказавшись на территории старых, гниющих от старости и плесени покосившихся домиков, оба на секунду затормозили, в спешке оглядываясь, пытаясь найти место для укрытия.
Профессионально наметанный взгляд Алексы быстро прошёлся по развернувшийся местности, выявляя наиболее удачную позицию, одновременно просчитывая пути отхода.

-  Сюда.

Её рука указала в направлении старого корпуса вожатых, возвышавшемуся над остальными постройками. В таких коробках, как правило были улучшенные коммуникации, так что даже если все телефонные провода невозможно использовать по прямому назначению, из них вполне можно соорудить удавку. Несмотря на то, что убивать агент никого не собиралась, мысли о самозащите её не покидали. Кстати, в её арсенале имелись не только руки и ноги, служебное оружие было прочно закреплено на поясе брюк, но толку от этой железяки было ещё меньше, чем от отсыревших проводов, в этот день, Алекса сдала обойму на оружейный склад.
Когда им удалось наконец добежать до укрытия, Рэджи один ударом ноги смог сорвать дверь с петель, галантно пропуская её вперёд. Помещение представляло собой двухэтажное здание, с почти развалившейся лестницей, выбитыми окнами и несколькими дверями, ведущими судя по всему в комнаты вожатых.

-  Бред какой то, как будто очутилась в фильме ужасов. Почему он хочет убить тебя, вряд ли это из-за отсутствия костюма.

Прошептала она, поднимая глаза на мужчину, одним сильным движением затянувшем её в самый дальний и темный угол комнаты.

+1

16

Варёные люди диетические и на вкус как курица.

Бежать, слыша как в груди стучит сердце Бежать, с тяжестью втягиваю воздух в жалобно открытые лёгкие, прилипшие к грудной клетке. Сила, что струится по мышцам, кровь, что стучит в мозгу пойманной стрекозой, мысли, что осколками стекла разбитого потаскухой-судьбой брызнули во все стороны, обещая пролить кровь, как разлили сейчас вино. Сладковатый привкус во рту из надкушенного языка. Цепкий взгляд ловит рядом образ девушки. Прекрасной в этом беге.

Сильные движения, какое-то скрытое нетерпение, волнение, но не истеричное, что делает это чувство сладковато-острым. Словно перец взбили со сливками. Она великолепна, как дикая лань, что спасается от льва. Ловкие движения длинных ножек, отсутствие костюма, мучительная скорость, с которой они пытаются уйти от неизбежного. Но она таит в себе опасность.

Это только кажется, что он сможет убить двоих за раз. Рэдж прекрасно помнит, что его лимит в одного человека. Если съесть один кусочек торта, то ты получишь наслаждение, если съешь три, то тебя стошнит. Во всём нужна мера и превращать убийство в забой он не хотел. Это было выше его эстетических правил, но, конечно, не выше желания выжить. Если она узнает его уникальный почерк, то он погиб. И подделка будет вульгарной, чересчур, он не рискнёт.

- Может я похож на его друга, которого он теперь ненавидит? Может на его отчима? Это же псих, - неуверенно отшучивается доктор, якобы нервничая и озираясь. О, он знает эту тактику. Мальчики всегда приводят играть в свою песочницу. Умно, но недостаточно, чтоб он начал по настоящему беспокоится за свою жизнь. Маньяк, который пытается его убить, но не пользуется очевидным шансом... Он обречён на ошибку и это лишь от того, что он болен. Саммер вот здоров и убивает только на трезвую голову.

- Думаю он пойдёт нас искать, у вас есть оружие? - испугано шепчет доктор, конечно, как и любой гражданский он ищет защиты, - вы ведь из полиции? Вы так уверенно себя вели...

Немного похвалы, немного испуга, немного фальши. Рэджи умер врать как дышать и делал это виртуозно, так, что и ему самому передавался наигранный испуг, дрожь в руках и волнительный взгляд туда, откуда должен появится убийца. Но где-то внутри него он с радостью расчленяет живой труп, чувствуя, как крики сливаются с симфонической музыкой. Да, точно, Моцарту не хватало именно этого инструмента, именно этого агониального крика, чтоб его произведение доводило до экстаза. Дорогой Зигмунд, он был прав, убийство так похоже на сексуальный акт, а нож на фаллос, как уж ему не войти в мужскую плоть? Нет, просто немыслимо отказать себе в удовольствии, от которого туманится разум. И, конечно, как хороший любовник, Рэдж. не мог обойти вниманием предварительные ласки, когда лезвие только играется с кожей, заставляя жертву изнывать от желания умереть, стонать и извиваться на клеёнке. Молить убить её скорей, они просили, чтоб нож оказался внутри них и вскоре пытка завершалась, но он всё же не торопился. Зачем, чтоб всё кончилось быстро? Нет, тогда ему будет нечего вспомнить... Он хочет, чтоб жертва истекала кровью, изнемогала часами...

+1

17

-  А может и ещё на кого, кто производит в его воспалённом мозгу такие неожиданные реакции.

Она не сказала этого вслух, лишь на секунду задумавшись, быть может они оба оказались здесь не случайно, вернее Алекса может и случайно, а вот мужчина, отчаянно старающийся не то что лишнего движения не сделать, но и дышать то через раз, он стоял ближе всего к сцене, на виду у толпы именно он был без костюма, а ещё эта тыква. Девушка поежилась, воспоминания о взгляде ведущего, зеленоватые фосфорные глаза, особенно эффектно горящие во мраке ночи, затмевающие собой мигающее электрическое освещение, словно маяк смерти, горели они и Алекса не хотела столкнутся с ними на ближайшем повороте.
И всё таки ей по прежнему не давала покоя мысль, почему ведущий так неуёмно желает его убить. Может Рэджи и правда напоминал ему кого то из ненавистного окружения, а может он вообще маньяк убивающий, она ещё раз окинула мужчину коротким взглядом, высоких широкоплечих брюнетов, потому что в детстве некто похожий издевался и мучил его. А может...
Бред, полный бред. Алекса тряхнула головой, будто отгоняя наваждение, да какая разница в чём причина, пока она тут гадает этот псих хочет убить невиновного человека и возможно вот вот обнаружит их укрытие. Нужно срочно что то придумать, смена места дислокации подойдёт отлично, вырваться бы из этого сарая, обогнуть парк, а там до праздника рукой подать, атаковать в толпе Джек точно не будет, да хоть и будет, в людной толпе больше места для манёвров.

-  Что, о нет нет, я....

Алекса, как то истерически хохотнула, тут же приставив пальцы ко рту. Она замялась, раздумывая над ответом, а в голове гудящим роем кружили мысли — что делать? Не то что бы она горела желанием вот так просто афишировать свою профессию каждому незнакомцу, но и откровенно врать было как то дико что ли, он был таким растерянным, несмотря на то что был раза в два крупнее неё и уже смог не только померится силой с убийцей, но и выйди эдаким победителем из смертоносной схватке. Хотелось защитить его, дать уверенность, унять дрожь в его руках, им необходимо было быть сильными, убийца не пощадит их при следующей встрече. А она состоится, обязательно состоится.

-  Я врач. А уверенность, это так, когда то посещала курсы самообороны.

Основная специальность, как то сама собой пришла на ум, посчитав что наполовину сказанная правда ложью не является, Алекса наконец отвлеклась от созерцания мужчины и напрягла слух. Со стороны входа послушалось шуршание, а через секунду на пороге домика появился Джек. Сердце предательски ухнуло, а кровь прилипла к вискам, оставляя на белоснежных щеках горящий румянец. Проклятье, оружие было бы сейчас, как нельзя кстати, с такой позиции Алекса сняла бы его, как слепого котёнка, однако, единственным в распоряжении средством было собственное тело, которое хоть и отлично вышколено на многодневных тренировках, но кто его знает какая подготовка была у этого психа.
Оба переглянулись, прижавшись спиной к дощатой стене, Алекса на мгновение сжала кулаки, пытаясь унять нахлынувшую дрожь, и указала взглядом на не застеклённое окно. Если успеют добежать, выпрыгнут легко, а значит и шансы на спасение автоматически увеличатся, убегать на открытой местности всё лучше, чем жаться в этой коробке.

+1

18

Как две лисицы, что мечтаю сбежать от гончей. В глазах того маньяка Рэджи без труда отыскал признаки безумия ибо стремление его к показушной мести говорило о глупости и беспечности, что чаще всего первый из признаков безумия. Лучше, чтоб он умер. Если он что-то знает, то ему лучше рассказать свои секреты только сырой и свежей земле. Если бы не эта девушка, то маньяк был бы давно мёртв. Он должен быть ей благодарен, но вместо этого хочет её убить...

Жизнь так несправедлива? Почему прирождённый убийца должен изображать свой страх? Почему убить его пытается такой бездарный идиот, что у него это даже сделать красиво не выходит? Чёртовы мужчины, вечно им не хватает спектакля, а ведь это смерть и её нельзя превращать в шоу. Только сама плоть может быть той глиной из которой ты слепишь свой шедевр, но никак не сам акт смерти. Это нужно уважать, этим можно наслаждаться, восхищаться, благоговеть, но Это нужно уважать и не превращать в мыльную оперу с разглагольствованием.

Хотя Саммер не мог отрицать тот факт, что будь маньяк поумней, то он сам бы был мёртв. Впрочем, доктору не без оснований казалось, что будь маньяк по умней он бы это почувствовал. Хищник внутри него обладал прямо таки звериным чутьём на таких. Они узнавали друг друга, но никогда не общались. Маньяки существа одиночные. Было не так уж много в нашей истории примеров удачных союзов маньяков и Рэдж думал, что просто невозможно доверять убийце, зная, на что ты сам способен.

- О, очень эффективные курсы, хочу заметить, что вы очень отважны, так кинуться на помощь малознакомому человеку...  - "врёт" Ну, не совсем, он чувствовал, что человек к нему расположен. По природе своей хищник чувствует доверяет ли ему жертва, хочет ли помочь. Мимика, жесты, даже глубина дыхания, даже мимолётный взгляд может вас выдать. Рэд не зря так пристально и скрупулёзно изучал психологию.

Красивая девушка, доктор подумал, что боятся ему следует чуть меньше, он позволил себе податься на уверенный тон в голосе. С благодарностью и удовольствием, хотя последнее он завуалировал достаточно хорошо, посмотреть на девушку.

- Думаете тут он нас не найдёт? - наивный вопрос, переполненный сомнением. Рэджи знал, что это входило в план идиота, бегущего за ними. Нельзя недооценивать врага, какие-то проблески стратегии тут были. Он наверняка знаком с этим местом и предугадать где они спрятались ничего не стоит. " Нужно подстроить несчастный случай, да, так мой почерк не всплывёт!

+1

19

Кажется уже нашёл. Промелькнула в голове так стремительно, что Алекса едва не дёрнулась раньше времени. Глупый был бы ход, очень глупый. Вот так и погибают отважные агенты, на секунду раньше высунувшиеся из укрытия, в надежде сменить дислокацию и получившие вместо обещанного спасения пулю в лоб.
Треск прогнивших досок послышался где то совсем рядом, девушка пару раз сжимает ладонь спутника, после чего в голове окончательно созревает план действий. Расстояние до окна, на вскидку составляет пару метров, чуть меньше скорее всего, но не суть. Препятствий на их пути, кроме крошащихся досок и пыли нет, а вот со стороны этого психа, как минимум дверной проход и покосившаяся балка на уровне ног, которую они прыжком преодолели на пути сюда. Оставалось только надеется на то, что потенциальный убийца, пока назовём его так, её попросту не заметит и сможет дать своей добычи, менее привлекательное сравнение, но отчасти правдивое, хоть пару секунд форы. Окно, единственный выход из комнаты был весьма узкий, вдвоём не пролезть точно, а по одному долго, нужна фора, любая, в таких обстоятельствах выбирать не приходится.
Алекса отвела взгляд в сторону и ещё раз окинула глазами силуэт мужчины, чуть выделявшийся за счёт лунного света проникающего через щель в стене. Догадался, эх подозревает, что она солгала ему про курсы, а впрочем не важно, сейчас главное что бы он доверял ей, даже несмотря на эту маленькую ложь, Алекса планировала приложить все усилия дабы они вдвоём выбрались невредимыми. Треск послышался в районе прохода.

-  Бежим.

Чуть громче, чем шёпотом проговорила она и пулей сорвалась с места. Без оглядки, лишь слухом ощущая тяжелые мужские шаги за спиной, искренне надеясь, что это именно шаги Рэджи. Под ногами мгновенно трескались старые балки, одна из них едва не утянуло ногу Алексы в расщелину, но девушка одним рывком освободилась из капкана, наконец позволяя себе оглянуться. Этой секунды хватило что бы разглядеть, как стремительно мужчина нагоняет её, а незадачливый убийца поднимается с пола, подкошенный той самой балкой.
Шаг, ещё один, прыжок, её галантным жестом пропускают вперёд и в ту же секунду в потрескавшуюся раму окна впивает лезвие ножа. Ах, ты, проклятый... Слова застряли в горле, и девушка со всей накатившей злобой вырывает нож из рамы, выпрыгивая на улицу. Какое никакое, а оружие. Следом на мягкую влажную траву приземляется Рэджи.
Они оказались с задней стороны дома, повсюду грозно нависшими кронами шумел вековой лес, темнота давно захватила здесь власть, безжалостно, всеми доступными методами гася последние отголоски искусственного света.

-  Туда.

Коротко кивает Алекса в сторону наибольшего строения в этих лесах, видимо служивший когда то административным корпусом и меньше всего пострадавший от времени, в отчаянной надежде хотя бы там найти телефон, секретные коды и номера давно врезались в память, ещё в первый год работы. И вновь двое преследуемых срываются в путь, под гулкий аккомпанемент безжалостного преследования.

+1

20

Маньяк предпочитает мнить из себя бога. Каратель, святой отец, что взял в руки меч для наказания овец, что сошли с пути. Отсечением их головы он надеется искоренить зло на Земле вовеки веков и таких идиотов пруд пруди.

Рэджи готов был закатить глаза к нему, готов был в бессильной злости колотить этого маньяка головой о стену со словами:" да разве не очевидно, что убивая ты его только приумножаешь? Как можно быть таким тупым?!" Но это во-первых нетактично. Людей вообще нельзя бить, тем более по лицу, тем более об стену. Это моветон в приличном обществе, он был выше подобного уже как с пятнадцати.

Во-вторых, это бы не помогло. Знаете, глупость это не какая-то песчинка в голове, которую можно выбить из неё, если хорошенько встряхнуть. Идиотизм это не лечится никак и ничем, кроме гуманного умерщвления. Чем гуманней, тем лучше. Издеваться над калекой весьма грешно.Недоразвитых собратьев следует казнить тихо, мирно, под классическую музыку. Их мозг просто не способен осознать как глупы и бесплодны их попытки. Глаза этих слепцов неспособны узреть, так не будет ли самым жутким издевательством сама попытка их спасти из блаженного неведения своей отсталости?

Вот-вот, есть над чем подумать за чашечкой хорошего ирландского кофе утром, когда в блаженной неге вы будете придаваться мыслям разнообразного толка. Возьми и эту мысль на заметку, да обдумайте её хорошенько, пусть ваши маленькие мозговые зубчики обгрызут эту косточку со всех сторон. Вот что я вам советую, а Рэджи думать некогда. Маньяк уж больно настырный попался. Такие свои игрушки не бросают.

И вот пришёл за ними, как и полагается. Его силуэт надвигался неотвратимым ультиматумом. Он шёл, словно на сафари, опытный егерь. Каждый уголок ему знаком, он любовно окидывает всё взглядом, чувствуя привычный азарт и возбуждение. Хорошо погонять добычу полезно для организма. Вы ведь знаете, что физические тренировки отлично стимулируют мозговую деятельность... жаль, что этому маньяку подобного рода методы уже не помогут.

Кажется девушка была обеспокоена и намеревалась бежать. Разумно, весьма, Саммер не видел повода не последовать ею совету. Бежать это не постыдно, отнюдь. Бежать, это попытка выжить, а в попытках выжить есть своё очарование, знаете, такая пульсирующая разнообразность, которая напоминает тебе о том, что вечная жизнь бывает только в сказках. Чем ближе смерть, тем ярче краски.

О, он метнул нож. Во время их бега маньяк решил сделать им подарок. Впрочем до этого он хотел сделать черепно мозговую кому-то из них, доктор не стал раздумывать в кого целился убийца. В любом случае либо он был метким и попал туда, куда хотел, либо же промахнулся, что, впрочем, не имеет ни малейшего значения в данном случае.

- Вы не ушиблись? - заботливо осведомился доктор, с тревогой поглядывая назад, якобы он должен обязательно увидеть маньяка. хотя достаточно услышать малейший шорох. Не обязательно постоянно убеждаться, что сзади убийца. Достаточно слышать шаги и дыхание. Кто слишком часто смотрит назад, тот рискует свернуть шею, но, увы, у Саммера такая роль.

Они бегут и доктора интересует один единственный вопрос. Что за спасение видит девушка и не входит ли это в план развлечений маньяка. Что если они бегут по намеченной им тропе, что если всё это он предвидел. Глупые люди бывают изобретательны, никогда нельзя недооценивать их. Вообще, люди такая мерзость и пакость, что её вообще лучше всегда брать в расчёт. Они не только много гадят, захламляя всё продуктами своей жизнедеятельности, так ещё и отличаются просто таки патологической непредсказуемостью и живучестью. 

Мистер Джек не отставал. О, он бежал изо всех сил. Интересно, был ли у него второй нож? Или после ножа он решил достать нечто действительно эффективное? К примеру пистолет. Один выстрел и вуаля...впрочем, психопаты так любят холодное оружие, что вряд ли он отказался от него. Эффективность в данном случае не играет роли, главное, это скрытая символичность, театральность и самоудовлетворение. Маньяк просто надрачивает своему самолюбию и чувству власти.  Не больше, но и не меньше. Рэджи мог ошибаться, был бы рад не угадать на этот раз.

+1

21

Единственное, что могло порадовать человека в данной ситуации, только лишь долгожданное обретение оружие. Однако чем конкретно им поможет эта железяка, Алекса представляла с трудом. В ближнем бою она была не самым плохим соперником, могла и подножку во время подставить и от удара по касательной уйти и вовремя руку нападавшему скрутить, стандартные курсы самообороны МИ6. Вот только на курсах учат бороться с рядовыми случаями, террористами, смертниками, бандитами, проще говоря, с группой людей не выделяющимися из общей серой массы преступников. Тренер у них был, да сейчас он кажется ещё преподаёт, хороший, но он как то пропустил в своей программе пункт — что делать если на вас нападает психически нестабильный индивид? Это уже относилось к разделу критического мышления в нестандартных ситуациях. В данный момент критическое мышление подсказывало, что у противника гораздо больше силы, а если учесть его точность метания, ещё и техника не на уровне новичка. С другой стороны их было всё же по больше, Рэджи высокий, явно сильный, по крайней мере крепкого телосложения, постепенно отходящий от шока, переходящий в стадию, когда мозг даёт команду — выжить любой ценой! Преимущества приблизительно равные, но всех мелочей не учесть даже самым лучшим аналитикам конторы, в драке Алекса вполне могла подскользнуться и тогда маньяку ничего не помешает нанести смертельный удар, Рэджи можно дезориентировать прицельным ударом в нос или затылок, времени хватит что бы убить обоих даже с учётом возможного сопротивления. Проклятье. Нужно было срочно вызвать подкрепление.
Перед глазами мелькал всё тот же угрюмый пейзаж. Деревья от ветра клонились к земле, шумели своими кронами, угрожающе задевая остатки проводов на покосившихся столбах,  каждый кустик, каждая торчащая ветка считала просто таки своим долгом зацепится за их башмаки, словно подчиняясь невидимому приказу психопата. Ну точно, как в фильмах, даже как то неловко становится вырываться из этих пут, ощущение будто нарушаешь все законы жанра разом.
Здание, служившее по всей видимости административным корпусом лагеря, осталась удивительно нетронутым зыбкой пылью времени. В темноте оно выглядело устрашающе коряво, точно проектировал его сам безумный шляпник, но в свете нескольких фонарей, что горели по периметру фасада, очень даже ничего. Очаровательно, интересно, их точно сейчас не снимает скрытая камера?
Они ворвались внутрь так быстро, что старенькая хлипкая дверь едва не слетела с петель, и замерли на месте, в некотором шоке от обнаруживаемого помещения. Просторный холл представлял собой слегка запылённый зал, в центре которого располагались огромные, выше человеческого роста, колбы, наполненные неизвестным раствором, внутри которых бултыхались изуродованные человеческие тела. Настоящий анатомический музей, чего тут только не было, и распатроненные брюшные полости, органы которых на всеобщее обозрение представали пришитыми в разных местах, и ноги пришитые к рукам, и головы с выколотыми глазами. Не сообрази Алекса во время, что это всего лишь муляжи для праздника, а корпус использовался, как временное хранилище, и её стошнило бы прямо на дырявый палас.
Взгляд упал на большие приваренные железные ворота, что служили неким подобием охранной системы, а потом на силуэт приближающегося Джека.

-  Закрыть не успеем, а вот он нас точно тут запрёт. Рэджи, мне нужно срочно найти телефон, какой этаж по твоему более располагает?

Нужен был свежий взгляд, критическое мышление чистого разума, её союзник сейчас как то по особенному хорошо подходил на эту роль. Почему, Алекса пока предпочитала не думать.

+1

22

Они бежали словно глупые, жадный к жизни животные, их взгляды вбиты вперёд, привязаны к далёкой, неизвестной спасительной земле. Кажется, что там впереди находится ключ к их спасению, зыбкий и призрачный. Глаза у них обоих большие озёра, испуганные и мутные. Он может вообразить как быстро и отчаянно они бегут, как широко раздуваются ноздри, при желании он мог представить как кровь гонится по организму.

Сердце ритмично сокращается, удары содрогают тело, нагрузка на скелет увеличивается. Их  дыхание отчаянное, резко, обрывистое, оно вот-вот слетит с их потрескавшихся губ навсегда, словно его украдёт какой-то очень талантливый и гадкий колдун.

Они разве знают куда гонит их судьба? Минутное превосходство, зыбкая возможность выжить утекает сквозь пальцы, всё, что они могут это надеяться. Надежда. Вот что у них есть. Уверенность? Роскошь в данной ситуации. Рэдж думает, что и сам похож сейчас на ягнёнка, которого гонит волк. Вот-вот щёлкнут клыки у самой шеи. Но хищник упустил свой шанс. Сегодня в овечьей шкуре тварь похуже, опасней.

- Это напоминает мне старый, добрый анекдоту. Уж не знаю, я почему-то вспомнил только что Маньяк—клаустрофоб ненавидит замкнутые пространства внутри людей. Прямо таки кунсткамера, - доктор старался выглядеть как очень напуганный человек, который пытается нелепо разрядить обстановку - первый...

Доктор казался растерянным и неуверенным. Ну конечно, он ведь не привык к подобным ситуациям и опасностям. Очевидно, что в его жизни такое случилось впервые, он и вообще не может понять как действовать в таких ситуациях. Долгие годы в приюте научили мальчишку тому, как нужно разыгрывать невинность в те моменты, когда твои мысли черны.

Он мог бы прикрыть глаза и увидеть себя маленьким, одиноким, брошенным. Мог представить как строит зеркалу гримасы боли, страдания, отчаяния, раскаяния. Особенно последняя ценилась его воспитательницей. Ей нравилось смешение боли и этого чудного принятия. Ей нравилось когда её умоляют простить, просят.

+1

23

Алекса развернулась и тихонько хохотнула, вышло немного нервно, но в данной конкретной ситуации радовал уже сам факт наличия позитивной реакции. Значит ещё не сдались, значит ещё прорвёмся.
Итак, первый этаж: впереди подобие анатомического музея, не самое дурное кстати, вдоль стен расположились деревянные стеллажи, сплошь заставленные макетами насекомых, жуков, бабочек и прочий ползуче-летающей живности, которой запросто можно любоваться в летнюю ночь, включив лампу и открыв окно. В конце зала дверь, ведущая судя по всему в ответвлённые помещения, да хоть к чёрту на рога, они слишком задержались на одно месте, эта психованная тыква вот вот нагонит своих незадачливых жертв. Становится искромсанным трупом ни в планы Алексы, ни в планы Рэджи явно на сегодня не входило, поэтому оба незримо соглашаются с озвученным планом и вновь открывают забег имени выживания в единственную распахнутую на первом этаже дверь.

-  Хороший анекдот, смешной. Расскажешь потом ещё?

Тихо шепчет девушка, когда деревянная створка с лёгким скрипом встаёт на место, а металлический шпингалет защёлкивается в паз, создавая относительное впечатление безопасности. В коридоре темно, хоть глаз выколи, ждать пока глаза привыкнут к этому мраку некогда, поэтому приходиться передвигаться на ощупь. Первым делом Алекса нащупывает руку Рэджи, ещё не хватало столько времени наматывать круги, а в последний момент потерять того, из-за кого пустилась в эту безумную гонку. За дверью послышались шаги, старый скрипучий пол не давал возможности оставаться незамеченным, быстро нащупав рукой стену, девушка двинулась вдоль неё в надежде найти хоть какой то путь из этого каземата, ну или хотя бы сделать это раньше Джека. По теории вероятности существует два наиболее вероятных пути, которыми последует  маньяк:
а) Пойдёт на второй этаж и устроит засаду
б) Попытается выбить дверь и застать жертв врасплох прямо в узком тёмном коридоре.
Первый вариант гораздо более привлекателен для жертв, судя по конструкции здания, в нём вряд ли находятся скрытые туннели с первого этажа на второй, а значит у жертв есть фора, выбраться бы только наружу. Второй вариант привлекателен чуть менее чем никак, ибо даже если в коридорчике есть выход наружу или в конце их ждёт дверь в безопасное место, ой не факт, что оба успеют добраться вовремя. Вот такой конфуз. Как жаль, что люди ещё не научились просматривать вероятностные линии.
Рука нащупывает ручку двери и тело пронзает острая боль.

-  Ай, что это?

Стараясь выражать своё отношение к ситуации, как можно тише, Алекса плотнее зажимает ладонь, с которой на пол упало пару капель крови. Она всё ещё продолжает стекать, но девушка осторожно протягивает вперёд неповреждённые пальцы и нащупывает с боку металлическое основание тонкого клинка.

-  Здесь лезвие вместо ручки.

+1

24

Как перед смертью своей, даже перед её вероятностью, ты вдруг становишься безучастен. Чудо. Вот оно истинное чудо, когда лицо опасности так близко, что ты чувствуешь её сдавленное, горячее дыхание у себя на губах, привкус крови уже во рту, глаза в глаза и ты видишь своё тело истекающее вязкой, красной жидкостью, совсем не похожей на кровь животного или человека. Тебе кажется, что это краска, что кровь твоя выглядеть должна как-то иначе, как-то сочней, полней, ярче. Что смерть просто дразнит тебя, играет с тобой, как игривый котёнок с клубком шерсти, как старая кошка с дохлой мышью.

Нет, ты не мёртв, ты никогда не умрёшь или умрёшь, но тебе всё равно. Безразличие накатывает на тебя внезапной волной, словно море смыкает свои влажные, слоённые губы, глотая тебя в самое дно. А затем ты открываешь слипшиеся глаза, ресницы словно в клейком сиропе, например клубничном. Ты открываешь глаза и видишь себя на песке и что снова нужно бежать. Что море вот-вот слижет тебя пенистым языком, сердце бьётся часто-часто, словно ритмичный барабанчик. Ты хватаешься за соломинку, бежишь прочь, падая, поднимаясь, не отряхивая влажный, липкий песок с колен. Удары сердце созвучны с ударами твоих ног о землю, влага и соль повсюду.

Это сумбурное нагромождение образов как нельзя лучше характеризовало быструю смену эмоций внутри доктора, от меланхоличного желания сдаться, до почти истеричного бегства. Впрочем, они были тусклыми, как будто всё это было обвито туманом, ватным и густым, как кисель, с комочками. Такой отвратительный, желейный кисель из вишни или даже просто из воды, словно смотришь на мир через тело медузы или чего-то вроде неё. Удары сердца спокойней, шаги быстрей.

- Конечно, если будет время, - он думает, что рассказывать анекдоты не совсем его, ведь они обычно мрачные. Да и мёртвые слушатели, когда ему скучно док всегда с ними говорит, разгоняя тьму безумия и одиночества, отгоняя влажную, мохнатую собаку смерти, гнилостный запах присутствия которой всегда витает в морге, как бы тщательно не убирались помещения. Даже хлорка и прочие вещества, призванные защитить докторов от этого жуткого пса гниющей плоти как-то не справляются с его удушливым присутствием, наверное потому, что головы то не промыть... да, головы не прочистить, а запах этот живёт именно там.

- Выбить дверь? - он понимает, что ужасный маньяк готовился к этому. Наверняка он радуется где-то сейчас, впрочем, до этого доктору не было никакого дела, он лишь подумал, что если ударить маньяка головой сюда, то он сам станет жертвой своей изобретательности, что, кстати, будет весьма полезно, - я доктор, могу перевязать вам рану, не стоит зажимать её рукой. Я сейчас выбью дверь, а потом перевяжу вам, хорошо?

+1

25

Как то со всей этой беготнёй она и забыла кем на самом деле представилась мужчине. Осознание боли, кровь, тонкими струйками льющаяся сквозь пальцы, учащённый сердечный ритм, как то даже слишком быстро отрезвили сознание и Алекса очень интенсивно замотала головой, как будто спутник мог хоть что то увидеть в этой темноте.

-  Нет, не нужно, ранение не настолько смертельное, а шумом мы можем привлечь к себе лишнее внимание. Да и к тому неизвестно какие ещё сюрпризы ждут нас за этой дверью. Сделаем лучше так.

Вовсе ей не хотелось из героя фильма «Кошмара на улице Вязов» становится участником франшизы «Пила». Никто не мог гарантировать, что за этой дверью, на какой — нибудь потайной пружине не запрятаны пара кос, что сорвутся со стены, стоит только дверь отойти от косяка. Поэтому девушка лёгким движение руки и со скрипом сердца, оторвала кусок ткани от своего кардигана, перемотала им повреждённую ладонь, не слишком стерильно зато кровь остановит, и осторожно нащупала руку Рэджи.

-  Вот и всё. Двигаемся дальше, кажется он ушёл наверх.

Ориентируясь по шагам, стремительно удаляющихся от их временного укрытия, Алекса тихо продолжила продвигаться вперед, стараясь более ничего не касаться в этом странном доме. Теперь она не удивилась бы, окажись части тела в соседней комнате настоящими.
Ноги наткнулись на препятствие уже через десяток шагов. Толстая подошва ботинок уперлась в стену, едва не стукнувшись об неё лбом девушка, резко затормозила, протянув чуть вперёд своего попутчика. Ощупывать неизвестно что да ещё и в темноте желания не было, однако больше всего не хотелось топтаться тут, как загнанные мыши, поэтому Алекс со всей осторожностью протянула руку вперёд, ощупывая шершавую поверхность сверху вниз. Честно говоря ей не хотелось привлекать к этому Рэджи, несколько минут назад его едва не убил психованный ведущий, оставив на память несколько чувствительных порезов, после чего ему пришлось ещё и убегать, блуждая по темным коридорам, без всяческого намека на выход, а с другой стороны, лишняя пара рук отнюдь бы не повредила и даже помогла, но просить об этом напрямую девушка постеснялась.

-  Значит ты доктор? Это здорово, а в какой области?

+1

26

Он слышал как на пол упали первый капли крови. Он мог представить расцветающие красные пятна, со светлеющей бахромой. Они похожи на цветы, особенно на белом кафеле ванной или мраморных ступеньках лестниц. И у них есть аромат, сочный, наполненный смертью и жизнью единовременно.

Но никто не видел их сейчас, на грязному полу, в темноте, только Саммер мог их вообразить, но не узреть, а Алекс и не желала воображать. Он чувствовал как она готова к действию, как внимание её направленно на выживание и он сам тоже в её волне. Напуган, деятелен, чувствует как старые раны болят, покрываясь потом, а вместе с ней и солью. Но только девушка сейчас полностью поглощена событиями, а доктор...

А доктор между тем окунулся в свои мысли, как окунаются в океан киты, что только что были выброшены на берег, а теперь снова плывут в воде, мерно двигая ластами, которые когда-то были ногами. Перебирают ими в невесомости, от того похоже что они летают в вязкой жидкости, плавно и прекрасно, как невиданные мотыльки.

Так почему же они покидают райский мир удовольствия и счастья, их сад чудес, в обмен на что они плывут к губительным пескам, к удушливому воздуху? Они словно тоскуют по родной суше и тоска их гонит к гибели,неотвратимо, словно злой рок.

Рэджи тосковал по крови и насилию, по той пище и воде что даёт ему убийство, ибо человек это и то и другое, источник и мяса, и крови. Чем кровь хуже вина из винограда, чем мясо его заставляет нас гнушаться, каким качеством оно обладает, кроме остаточной принадлежности к сородичу, чтоб отказаться от поедания убитого тобой, как заколотой свиньи? Ничем и только хлипкая, картонная мораль и страх удерживают нас,а кого-то нет... и потому Рэджи почувствовал голод и жажду, а испуг стал каким-то призрачным.

Руки его упёрлись в стену. Он тоже шарил по ней, затем догадался подстветить телефоном.Всё равно маньяк знал где они. Их выдавали шаги, дыхание, кровь, запах, даже глаза могли блеснуть в темноте неудачно отразив свет. Мобильный был заряжен, экран его резанул светом, холодным и безразличным. Как вспышка и он снова погас, погружая их в темноту и оставляя один на один с увиденным.

- Я патологоанатом, - ответил доктор, в темноте это наверняка прозвучало могильно и мрачно. Потянуло холодком где-то между рёбер. Страх ползал по их телам, как черви по трупам, вгрызался в их мысли, растекался кровавой глазурью по лицам и глаза стекленели от ужаса приближающихся шагов.  Как бой часов в полночь, перед началом апокалипсиса, как капли кров, стекающие с отрубленной шеи, так же мерная поступь чужих ботинок наводила ужас на них как марево. Он окутывал их как плед, но был он мокрый и холодный, не грел, а заставлял промёрзнуть до костей, обнажив свой страх.

Глаза слепы. Но ведь в слепоте того ужасней обостряется слух, обоняние, осязание. Каждая неровность падает в воспалённое восприятие, пронизывает его, режет до крови, боли и крика. И от того что нельзя увидеть твой мозг паникует больше,от того что слышит, паникует втройне. И если бы доктор не обладал ледяным, убийственным спокойствием, то эти шаги заставили бы его бежать, как глупую лань, прямо в пасть убийцы, чтоб под хруст шеи и брызги крови, вместе с паром и уходящей жизнью, понять, что он совершил ошибку, которую нельзя загладить, как нельзя восстановить былую целостность его тела.

Но он был спокоен и в темноте его выражение лица, скрытое за маской непроглядной тьмы, отдавало могильной жадностью и ожиданием охоты. Он стоял в ожидании демона и жаждал его узреть, как фанатик, он жаждал вкусить его жизнь, обрести власть и убить, а потом потерять всякий интерес, как ребёнок, как мальчишка, что разломал загадочную игрушку, что понял, что внутри неё есть и это ему более не интересно. Люди вообще живут только интересом и страстью. Либо сексуальной либо творческой реализации. А если верить доктору Фрейду, то только первым... в разных формах.

- кажется он приближается, что будем делать?

Отредактировано Reggie Summer (1st Feb 2016 08:39 pm)

+1

27

Лучше бы ничего не говорил, ну или сорвал, хоть какое то разнообразие. Дело было даже не в том насколько мрачно прозвучало слово — патологоанатом, в тёмном коридоре, за стенами которого шастает убийца, просто в последнее время Алексе казалось, что слишком много патологоанатомов приходится на один квадратный метр её жизни. Сначала Молли Хупер, милая, но странная, теперь вот Рэджи, мужчина на первый взгляд очень даже приличный, однако почему от одного его вида на пустом месте взбесился маньяк, оставалось загадкой.

-  Очень мило. Не в Бартсе случайно служите?

А вот это сейчас точно было пальцем в небо. Ясное дело, по мимо Бартса в Лондоне было полно больниц, где были морги, где требовались рабочие руки, помимо этого есть ещё штатные эксперты Ярда, которые склонны называть себя уклончиво — патологоанатомы, дабы не сразу раскрывать свою профессию первому встречному. Она ведь тоже несколько минут назад так поступила. Даже в МИ6 были свои патологоанатомы, стандартный штат — Элис и Максвел, работают попеременно, и оперативный резерв, их имён Алекса не знала и даже не предполагала о количестве лиц, числящихся в оперативной базе, так что Рэджи тоже вполне мог быть её коллегой.
Руки, активно щупающие стену внезапно наткнулись на ещё одно пару таких же и не говоря ни слова, обе пары быстренько поделили территорию, дабы уже скорее выбраться из мрачного тоннеля. Свет, резанувший по глазам, оказывается у них всё это время был заряженный мобильны, ну хоть какое то нарушение жанра, быстро указал на маленькую ручку почти в самом низу импровизированного перекрытия. Дверь была явно потайная, из себя представляла квадрат, размером метр на метр, пройти через который в полный рост не представлялось возможным, только проползти. На их счастье, дверь оказалось не запертой и быстро поддалась. Вдали виднелся слабый электрический свет.

-  Наверно ведёт в другое крыло. Что ж, лучшего варианта нет, полезли.

И махнув рукой, Алекса устремилась первая, с каждым ползком чувствуя себя не Алексой, а Алисой, откусившей расти-булку. За перекрытием оказалось более менее безопасно. Стены тут были обклеены обоями черного цвета, с причудливым узором в виде красных завитков, по обе стороны тянулись вереницы дверей, наверху горела одна единственная лампочка, блёкло освещая площадь на столько на сколько могла. Рэджи оказался здесь уже через секунду, плотно прикрывая а собой проход.

-  Мне это помещение нравится ещё меньше остальных, постараемся двигаться без резких движений, не известно, что ещё подвешено за этими стенами.

Больше остальных, Алексу сейчас волновал один вопрос — откуда маньяк мог знать, что они побегут именно в этот дом? Лезвие вместо ручки уже не казалось досадным совпадением.

0

28

Безумие очаровательно, безумие пленительно, безумие удушливо и ты вожделеешь его и боишься единовременно. Его жаркие поцелуи, укусы и засосы расцветают на мозгу несчастных людей, его страсть убийственна, его желание непредсказуемо и отдаёт кровавым ароматом, а цена его любви к тебе и преданности так высока, что порой несчастные платят жизнью за право обладать им и наслаждаться его многообразием и полнотой. Безумие подобно женщине и любовь к женщине отчасти безумие.

- Я вас смутил? Простите, нет, хотя практиковал там - доктор горько улыбнулся. Чего же было ещё ждать от особы столь тонкой и милой, что он подметил почти сразу, как увидел её в дверном проёме. Кинулась спасать едва знакомого мужчину от верной смерти, врёт, но не до конца. Что-то в ней было аристократическое.

Очаровательна, упоительно красива. Такая неприступная и сложная, конечно же она впечатлительна и новость о том, что рядом с нею любитель мёртвых тел, человек, чей хлеб всегда отдаёт гнильцой и разложением мёртвой плоти... Конечно, она не запрыгала от счастья, не захлопала в ладоши, а зря. Доктора этого жанра работы обычно спокойны и немногословны, а оба эти качества это признаки добродетели.

Первое говорит о том, что можете закатывать истерики хоть каждый день, едва ли это пошатнёт его психику ибо на работе им подобного не видать и вспышка жизни только умилит его, а их немногословие от неумение общаться сослужит вам неплохую службу, ведь на работе с ними никто не говорит, их никто не раздражает и ваша часовая болтовня это в таком случае приятное разнообразие, а не надоедливое зудение. К тому же они всегда говорят по существу, что сослужит вам великую пользу ибо они от природы своей не надоедливы, предпочитают делать, а не говорить.

Тихони, неприхотливые симпатяги, а что в трупах копаются... так зато точно изменять вам не будут. Ну и ... уж если изменят, то для вас хорошая новость в том, что любовница никогда не сможет его от вас увести. Из гроба это сделать сложно... да и потом они недолговечны.

- Но может всё-таки...- он понял, что девушка настроена решительно, а вот доктор был уверен, что впереди их ждёт только ловушка и смерть ,по мнения, конечно же, маньяка.

Доктор отлично знал, что если ты спишь с безумием, то рано или поздно эта помощница, это обворожительная бестия, начнёт тебе рассказывать о том как правильно наблюдать за людьми, как подмечать детали, которые твоё воспалённое и перевозбуждённое сознание воспринимает с остротой небывалой и обратит против твоих жертв с безжалостностью, которой может позавидовать любая представительница женского пола и любой палач.

Она, твоё отклонение, начнёт шептать в твои уши, заползать тебе в голову, впиваться в глаза изнутри и ты не сможешь их сомкнуть и отыскать покой, пока твоя навязчивая идея не удовлетвориться. Ты пропитаешься его вкусом, его запахом, ты утонешь в нём, растворишься, как в кислоте, бежать бессмысленно. Убийца всегда с тобой, безумие это ты сам.

И от того, что регулярны безумия сладострастные ночи с тобою наедине, так упоительны и сильны её прикосновения, так мучительно остры её пытки, ты почувствуешь прилив сил и, поверь мне, любая работа станет тебе блаженным избавлением и наградой из её рук, крепко держащих твой мозговой столб, в ладошках которых покоятся твои полушария мозга, как в колыбели человечества.

Безумие породит тебя нового, растворив старого и ты увидишь великую истину и будет она жестока и извращённа как и твоё безумие. Ты станешь неутомим в погоне за дичью, как верная гончая, жалкий пёс, что ищет утешения в служении своей идее, как отупевшее животное, как в бреду и лихорадке ты будешь работать за возможность удовлетворить безумие своё.

Скормив ему чужую плоть и наивно ты полагаешь, что ненасытность имеет предел, что позже снова оно не вернётся к твоей сладкой плоти, запах которой оно отыщет повсюду. Тебе не забыться и лишь смерть единственное, что укроет тебя от цепких лап... однако не ты ли истошно хочешь жить, не ты ли считаешь, что вечная борьба лучше смерти?

Рэджи Саммер это прошёл. Убивая снова и снова лишь больше желание, лишь сильней удушливые объятия, лишь глубже ты увязываешь в безумии, с каждым движением ножа ты на шаг ближе к погибели и только великие мудрецы способны обуздать свой голод.

Твоё сумасшествие, оно проникает через уши, затекает в глаза, в ноздри, во все отверстия твоего тела и однажды ты лишь берёшь себя под контроль либо нет. Никогда нельзя позволять безумия, как и женщине, впрочем, руководить тобою и всегда нужно сохранять особую степень трезвости ума. Маньяку это явно не удавалось и пока они играли под его дудку, однако Рэджи знал, что вскоре всё переменится, как ночь сменяет день, как солнце сменяет луну, как жизнь, сменяется смертью.

- Ещё не поздно повернуть назад, быть может лучше использовать нож... он ведь ещё у вас? - с надеждой спросил доктор. Ему то, как игроку, конечно страшно и то, что безумие внутри него чует соперницу и желает победить, это только внутреннее.

Внешне он само растерянное обаяние и в голову не придёт от чего кому-то хочется как можно интересней убить доктора. Однажды маньяк уже совершил ошибку и за неё нужно расплатиться. Хищника нужно убивать в зародыше, - думаю я пойду первым, так будет правильней, вы ведь уже ранены.

Настоящий мужчина.Ах Рэдж, кто знает, что таится в голове психа, а ты даже сейчас готов рискнуть всем ради женщины. Обаятельной, привлекательной, дурманящей, пленительной, как можешь ты рисковать всем, что у тебя есть ради загадки, что заключена в этом теле, хрупком и изящном, но, бесспорно способном на убийство.

Нет, не говори мне, ответ слишком прост. Ты просто мужчина, даже сейчас, до мозга костей, ты не позволишь убить женщину другому, только ты можешь их убивать, да и то, делая это правильно и красиво. Совершать над ними подобные акты, как необузданный, глупый и весьма эксцентричный маньяк... Нет, увольте. Даже если она может за себя постоять, даже если его шкура к нему ближе...

Нет, он делает робкие шаги вперёд, осторожно движется, стараясь не попасть в ловушку и, он почти уверен, ему будет больно, но боль принятая из-за женщины для такого джентльмена как Рэдж - услада.

Быть мучеником во имя женщины, великой любви, которую он ценил как чувство всегда, ценил как образ матери, что не могли выжечь ни тяжёлое детство, ни постоянные унижения оных в подвалах его нового отца.  В них, даже в мёртвых, искалеченных, униженных, бесчувственных всё же была некая святость для него.

Они представали в фантазиях мальчика изломанной, осквернённой святыней и от того только становилось больно. НЕ зря ведь он презирал сексуальных маньяков, считая их жалкими неудачниками с проблемами уходящими корнями в их неполноценность.

Убийцей, которым движет секс, похоть и странные фантазии, он не восхищался. Ценил лишь тех, кто понимал толк в самой смерти, в её прелести и в том, как благородно выглядит правильно убитая девушка. Он ведь бросал их трупы просто так, он отдавал им почести.

Отредактировано Reggie Summer (5th Feb 2016 03:15 am)

+1

29

Нож, упрятанный в укреплённый карман джинс будто налился свинцом и потяжелел килограмма на два. Алекса невольно протянула к нему руку и коснулась рукояти, словно убеждаясь, что тот был ещё на месте, потом ловко извлекла его из кармана и вложила в раскрытую ладонь мужчины. В конце концов у неё на случай драки было подготовленное тело, которое обучали не только противника с ножом обезоруживать, но и по возможности поворачиваться под пули менее смертельными точками организма. Вряд ли патологоанатомов обучают чему то подобному, так пусть же у них обоих появится хотя бы иллюзия защищённости, а то как то откровенно неудобно получается.

-  Вспомнилось мне тут: терапевт всё знает, но ничего не умеет, хирург всё умеет, но ничего не знает, а патологоанатом и всё знает и всё умеет, но уже поздно. Смотри в оба и пошли вперёд, по опыту знаю, повернёшь назад — ничего хорошего не жди.

Оно и впереди ничего хорошего на маячило, в череде сомнительных дверей и едва освещенного коридора, но Алексе упорно не хотелось возвращаться в темноту, в которой каждое мгновение чувствуешь себя как на прицеле. Главное не падать духом, стоит даже подумать о возможном проигрыше и ты уже проиграл.
До угла оба дошли вполне прилично, с потолка не сыпались ловушки, в двери никто не ломился, над ухом никто не выл, идиллия. Впереди виднелся едва просматриваемый коридор, в нём тоже не было света, однако из-за горящих лампочек в двух, соединяемых им концах, он не был таким непроглядным, удалось разглядеть даже обшарпанные стены. В нос ударил странный запах не то горелого воска, не то остывающего парафина.
Обернувшись, желая обсудить с Рэджи дальнейший план, заодно убедится, что он по прежнему идёт следом, Алекса через секунду почувствовала на шее удушающий холодный металл, чьи то сильные руки мёртвой хваткой обвили плечи, боковой взгляд зафиксировал только горящий фосфорным свечением глаз и кусок оранжево-тыквенной маски.

-  Добегались.

Мрачно изрёк Джек, металлическим голосом, и Алекса предположила, что он до сих пор изменяет его с помощью какого то устройства.

-  Спокойно, спокойно. Мы не сильно то и старались.

Не самый подходящий момент для шуток, но девушка твёрдо решила, что если уж не удастся спасти свою жизнь, то хотя бы по дороже сторговаться ей никто не помешает. Сбоку послышался хриплый смешок и лезвие чуть сильнее упёрлось в нежную кожу шеи.

-  Ты ведь не хочешь её смерти верно, доктор? Только не так. Положи нож и подтолкни его ко мне, будь любезен и без глупостей.

Однако какой благородный маньяк попался. Обладая достаточной физической силой, опытному агенту крепкие мышцы чувствовались даже через объемные ткани балахона, он не пытается устранить наиболее слабого, давай те смотреть правде в глаза она сейчас именно так и выглядит, а талантливо манипулирует жертвой, поднося лезвие якобы на самое уязвимое место шеи и лишь чуть смещает его вверх, дабы ненароком не перерезать кожу. Разворачивающаяся сцена настораживала, подняв глаза на Рэджи, девушка с нетерпением ожидала его реакции, дабы успеть придумать хоть какой то ответ.

+1

30

"Почему мы получаем то или иное?" - подумал Саммер, сжимая в руке нож и чувствуя привычную тяжесть орудия, которым чаще всего управляются маньяки разных мастей.

Ох уж этот фаллический символ, скипетр власти над человеческими жизнями. Не мало отобрал он их, а всё ему больше и больше требуется. И сегодня, быть может, чья-то кровь вновь будет поить его, как поила тысячи подобных ему, по всей видимости она будет принадлежать двуногому существу.

Впрочем, Рэдж вернулся мыслями к вопросу о том как же так оказалось, что двое людей попали в столь неловкую, опасную и непредсказуемую ситуацию как эта? Ещё утром, бережно завязывая себе галстук он думал, что не стоит сюда идти, но уговаривал, что ничего страшного не случится.

Если откинуть Бога и провидение, а он обычно так и делал ибо в его голове весьма смутно уживалась мысль о том католическом понятии Бога, которое присутствует у многих тех, кто сейчас невинно придаётся веселью в тот момент, когда кровавая месса уже началась.

Мщение. Интересно, за что ему мстят? Как редко волк охотится на волка. Наверное ему этот случай поможет впредь соблюдать большую осторожность и проанализировать всех своих жертв, но бедняжка Алекса... Он подумал о невинной девушке с сожалением. Не с жалостью, однако с сожалением. Будет печально, если её убьют за компанию.

Впрочем, худшие его опасения начали сбываться и Саммер не без оснований считал, что его подсознание в чём-то, надо отдать ему должное, было так же безумно, как и сознание этого эксцентричного тыквоголового иначе откуда он так ясно видел развитие избитого сюжета жертв и хищника?

- Скорее доходились, - заметил доктор, напряжённо наблюдая за действиями тыквы, который завладел прекрасной Алексой.

Увы, всё происходило так стремительно, что бедняжка Джи даже успел подумать, что ему стоило это предвидеть и остановить, но всё так же осторожность удерживала его в роли жертвы, человека, что не способен применить насилие первым, лишь жёстко на него ответить и то, как можно меньше использовать нож.

Он был рад от него избавиться, это был некий уровень риска без которого можно было легко обойтись в данной ситуации, да и в любой другой.

- Отпусти девушку, она ведь здесь совсем не при чём, тебе ведь нужен я, - минутка игры в героя, нож оказывается у преступника, герой слишком рад этому, впрочем, скрывает. Похоже на сюжет острого, переперчёного боевика.

- Уж какие тут глупости, - он мямлил это сбивчивым голосом, а сам с наслаждением упивался приближением убийства. Всегда, когда собираешься кого-то убить вдруг такая лёгкость появляется, такая проворность и радость, которую едва сдерживаешь.

Будто тебе снова впервые дарят подарок или ... или говорят что любят, ты впервые целуешь девушку. Да, каждый раз Рэдж чувствовал нечто подобное, хоть этот, пожалуй, был омрачён тем, что прекрасное тело не будт должным образом обработано, увы, слишком много свидетелей.

Отредактировано Reggie Summer (11th Feb 2016 03:48 am)

+1


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Flashback » Halloween


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC