Новости Лондона
Шерринфорд Холмс, старший из тройки знаменитых братьев и по совместительству глава крупной фармацевтической корпорации, находится всего лишь в одном шаге от осуществления главного эксперимента по созданию идеального биологического оружия. Для испытания разработки люди корпорации похитили 11 человек и поместили всех в хорошо охраняемый бункер. Майкрофт и Шерлок пытаются противостоять старшему брату, не только во имя мировой безопасности, но и потому что среди заложников им встретились знакомые лица. В тоже самое время возрождённый Джеймс Мориарти готовит финансы для восстановления своей преступной паутины.
Welcome
Зачем приходит ветер? Чтобы замести следы, по которым мы шли. Чтобы никто не подумал, что мы ещё живы. Восточный ветер уже совсем близко, его веяние, неумолимо приближающееся к самому сердцу, ощущается в самых дальних уголках Лондона. Противостояние длиною в вечность, зацепившее десяток и уничтожившее сотни жизней. Один человек, бросивший вызов системе, и история, которую запомнят навсегда. Шерлок Холмс, Adventure of the Dancing Men. Игра в жизнь началась.

Sherlock: The Adventure of the Dancing Men

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Сreativity » Чужое творчество: стихи


Чужое творчество: стихи

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Отчего не ходить в походы,
И на подвиги не пускаться,
И не странствовать год за годом,
Если есть куда возвращаться?
Отчего не поставить парус,
Открывая дальние страны,
Если есть великая малость —
Берег родины за туманом?

Отчего не звенеть оружьем,
Выясняя вопросы чести,
Если знаешь: кому-то нужен,
Кто-то ждет о тебе известий?

А когда заросла тропинка
И не будет конца разлуке,
Вдруг потянет холодом в спину:
«Для чего?..» И опустишь руки.

0

32

Автор мне неизвестен, стихи я не люблю, но тема говорит сама за себя. Публикуется с некоторыми изменениями: я посчитал кое-что слишком  политизированным.

Колыбельная киллера

Баю-баюшки бай-бай,
В сон стучится триллер,
Спи, сынок, не забывай,
Что твой папа киллер.
Пистолетик под бочок-
И - спокойной ночи,
Придет серенький волчок —
Мы его замочим.

Спи, мой маленький пострел,
Все уснуло четко:
Спит оптический прицел
С лазерной наводкой,
Спят гранаты РГД,
+
Тихо в лунном свете,
ЦРУ и МВД,
Тоже спят, как дети.

Спят мемориальным сном
Траурные ленты
Спят, пока еще живьем,
Папкины клиенты,
Где-то спит строптивый мент,
Спит патронов ящик,
Спит вьетнамский Президент
И его заказчик.

Баю-баюшки-баю,
Спи, мой ненаглядный,
Подрастешь — и я куплю
Ствол многозарядный,
Научу тебя как жить —
Кстати, для примера:
Завтра папке предстоит
Завалить премьера.

Будут тачка, дом, семья,
Бабки черным налом,
В общем, станешь, как и я —
Профессионалом,
Превзойдешь меня в стрельбе,
Все об этом скажут,
А потом, глядишь, тебе
И меня закажут…

+1

33

В голосе твоем
Сталь,
А на дне зрачков –
Правда.
Если ты упал,
Встань
И забудь, что ты
Падал.

Белый поднимать
Флаг, -
То же, что свинец -
В темя.
Если ты устал,
Ляг
В тень, но сам не стань
Тенью.

Время - заварить
Чай,
И закрыть счета
В барах.
Если ты любил,
Знай,
Это не пройдет
Даром.

Как бы ни был мир
Плох,
Истина одна
В силе:
Если ты летать
Мог,
Значит, за спиной
Крылья.

Вячеслав Иванов

0

34

Лорд Джордж Байрон
«Хочу я быть ребенком вольным»

Хочу я быть ребенком вольным
      И снова жить в родных горах,
Скитаться по лесам раздольным,
      Качаться на морских волнах.
Не сжиться мне душой свободной
      С саксонской пышной суетой!
Милее мне над зыбью водной
      Утес, в который бьет прибой!

Судьба! возьми назад щедроты
      И титул, что в веках звучит!
Жить меж рабов - мне нет охоты,
      Их руки пожимать - мне стыд!
Верни мне край мой одичалый,
      Где знал я грезы ранних лет,
Где реву Океана скалы
      Шлют свой бестрепетный ответ!

О! Я не стар! Но мир, бесспорно,
      Был сотворен не для меня!
Зачем же скрыты тенью черной
      Приметы рокового дня?
Мне прежде снился сон прекрасный,
      Виденье дивной красоты...
Действительность! ты речью властной
      Разогнала мои мечты.

Кто был мой друг - в краю далеком,
      Кого любил - тех нет со мной.
Уныло в сердце одиноком,
      Когда надежд исчезнет рой!
Порой над чашами веселья
      Забудусь я на краткий срок...
Но что мгновенный бред похмелья!
      Я сердцем, сердцем - одинок!

Как глупо слушать рассужденья -
      О, не друзей и не врагов! -
Тех, кто по прихоти рожденья
      Стал сотоварищем пиров.
Верните мне друзей заветных,
      Деливших трепет юных дум,
И брошу оргий дорассветных
      Я блеск пустой и праздный шум.

А женщины? Тебя считал я
      Надеждой, утешеньем, всем!
Каким же мертвым камнем стал я,
      Когда твой лик для сердца нем!
Дары судьбы, ее пристрастья,
      Весь этот праздник без конца
Я отдал бы за каплю счастья,
      Что знают чистые сердца!

Я изнемог от мук веселья,
      Мне ненавистен род людской,
И жаждет грудь моя ущелья,
      Где мгла нависнет, над душой!
Когда б я мог, расправив крылья,
      Как голубь к радостям гнезда,
Умчаться в небо без усилья
      Прочь, прочь от жизни - навсегда!

0

35

Лорд Джордж Байрон
«Тщеславной леди»

Зачем, беспечная, болтать
О том, что шепчут втихомолку,
А после - слезы проливать
И упрекать себя без толку?

О, ты наплачешься со зла,
Под смех наперсниц вероломных,
За весь тот вздор, что ты плела
Про вздохи юношей нескромных.

Не верь прельщающим сердца
Любезникам благообразным:
Падешь добычею льстеца,
Не устояв перед соблазном.

Словечки ветреных юнцов
Ты с детским чванством повторяешь.
Поддавшись им, в конце концов
И стыд и совесть потеряешь.

Ужель, когда в кругу подруг
Ты рассыпаешь ворох басен,
Улыбок, реющих вокруг,
Коварный смысл тебе не ясен?

Не выставляйся напоказ,
Храни свои секреты свято.
Кто поскромней, ведь та из вас
Не станет хвастать лестью фата.

Кто не смеется из повес
Над простофилею болтливой?
В ее очах - лазурь небес,
Но до чего слепа - на диво!

В любовных бреднях - сущий рай
Для опрометчивой хвастуньи:
Поверит, как ни привирай,
И тут же выболтает втуне.

Красавица! Не пустословь.
Во мне не ревность рассуждает.
Твой чванный облик не любовь,
А только жалость вызывает.

0

36

Сергей Есенин
«Береза»

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

0

37

Сергей Есенин
«Отговорила роща золотая»
Отговорила роща золотая
Березовым, веселым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник -
Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.
Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветром в даль,
Я полон дум о юности веселой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.
Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костер рябины красной,
Но никого не может он согреть.
Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадет трава,
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.
И если время, ветром разметая,
Сгребет их все в один ненужный ком...
Скажите так... что роща золотая
Отговорила милым языком.

0

38

Шарль Бодлер
«Кошка»
(Стихотворение из сборника «Цветы Зла»)
Спрячь когти, кошечка; сюда, ко мне на грудь,
      Что лаской нежною к тебе всегда объята,
И дай моим глазам в твоих глазах тонуть,
      Где слит холодный блеск металла и агата!
Когда ласкаю я то голову твою,
      То спину гибкую своей рукой небрежной,
Когда, задумчивый, я светлый рой ловлю
      Искр электрических, тебя касаясь нежно,
В моей душе встает знакомое виденье:
Ее бесчувственный, ее холодный взгляд
Мне в грудь вонзается, как сталь, без сожаленья,
И с головы до ног, как тонкий аромат,
Вкруг тела смуглого струя смертельный яд,
Она со мной опять, как в прежние мгновенья.

0

39

Лорд Джордж Байрон
«Ода к Наполеону Бонапарту»
                             Expende Annibalem: - quot libras
                             in duce summo invenies?
                                                          Juvenal, Sat X*
                         I
Все кончено! Вчера венчанный
Владыка, страх царей земных,
Ты нынче - облик безымянный!
Так низко пасть - и быть в живых!
Ты ль это, раздававший троны,
На смерть бросавший легионы?
Один лишь дух с высот таких
Был свергнут божией десницей:
Тот - ложно названный Денницей!
                         II
Безумец! Ты был бич над теми,
Кто выи пред тобой клонил.
Ослепший в яркой диадеме,
Другим открыть глаза ты мнил!
Ты мог бы одарять богато,
Но всем платил единой платой
За верность: тишиной могил.
Ты доказал нам, что возможно
Тщеславие в душе ничтожной.
                         III
Благодарим! Пример жестокий!
Он больше значит для веков,
Чем философии уроки,
Чем поученья мудрецов.
Отныне блеск военной власти
Не обольстит людские страсти,
Пал навсегда кумир умов.
Он был как все земные боги:
Из бронзы - лоб, из глины - ноги.
                         IV
Веселье битв, их пир кровавый,
Громоподобный клич побед,
Меч, скипетр, упоенье славы,
То, чем дышал ты много лет,
Власть, пред которой мир склонился,
С которой гул молвы сроднился, -
Исчезло все, как сон, как бред.
А! Мрачный дух! Что за терзанье.
Твоей душе - воспоминанье!
                         V
Ты сокрушен, о сокрушитель!
Ты, победитель, побежден!
Бессчетных жизней повелитель
Молить о жизни принужден!
Как пережить позор всесветный?
Ты веришь ли надежде тщетной
Иль только смертью устрашен?
Но - пасть царем иль снесть паденье.
Твой выбор смел до отвращенья!
                         VI
Грек, разломивший дуб руками,
Расчесть последствий не сумел:
Ствол сжался вновь, сдавил тисками
Того, кто был надменно смел.
К стволу прикован, тщетно звал он...
Лесных зверей добычей стал он...
Таков, и горше, твой удел!
Как он, ты вырваться не можешь,
И сам свое ты сердце гложешь!
                         VII
Сын Рима, сердца пламень жгучий
Залив кровавою рекой,
Отбросил прочь свой меч могучий,
Как гражданин ушел домой.
Ушел в величии суровом,
С презрением к рабам, готовым
Терпеть владыку над собой.
Отверг венец он добровольно:
Для славы - этого довольно!
                         VIII
Испанец, властью небывалой,
Как ты, упившись до конца,
Оставил мир для кельи малой,
Сменил на четки блеск венца.
Мир ханжества и мир обмана
Не выше, чем престол тирана,
Но сам презрел он шум дворца,
Сам выбрал - рясу и обедни
Да схоластические бредни.
                         IX
А ты! Ты медлил на престоле,
Из рук своих дал вырвать гром
По приказанью, поневоле
Простился ты с своим дворцом!
Ты был над веком злобный гений,
Но зрелище твоих падений
Багрит лицо людей стыдом.
Вот для кого служил подножьем
Мир, сотворенный духом божьим!
                         X
Кровь за тебя лилась потоком,
А ты своей так дорожил!
И пред тобой-то, как пред Роком,
Колена сонм князей клонил!
Еще дороже нам свобода
С тех пор, как злейший враг народа
Себя всемирно заклеймил!
Среди тиранов ты бесславен,
А кто из них с тобой был равен?
                         XI
Тебя Судьба рукой кровавой
Вписала в летопись времен.
Лишь бегло озаренный славой,
Твой лик навеки омрачен.
Когда б ты пал, как царь, в порфире,
В веках грядущих мог бы в мире
Восстать другой Наполеон.
Но лестно ль - как звезда над бездной
Сверкнуть и рухнуть в мрак беззвездный?
                         XII
На вес не то же ль: груда глины
И полководца бренный прах?
Нас Смерть равняет в час кончины,
Всех, всех на праведных весах.
Но хочешь верить, что в герое
Пылает пламя неземное,
Пленяя нас, внушая страх,
И горько, если смех презренья
Казнит любимца поколенья.
                         XIII
А та, цветок австрийский гибкий...
Такая ль доля снилась ей!
Она ль должна сносить с улыбкой
Все ужасы судьбы твоей!
Делить твои в изгнанье думы,
Твой поздний ропот, стон угрюмый,
О, с трона свергнутый злодей!
Когда она с тобою все же -
Всех диадем она дороже!
                         XIV
Сокрыв на Эльбу стыд и горе,
Следи с утесов волн стада.
Ты не смутишь улыбкой море:
Им не владел ты никогда!
В унынья час рукой небрежной
Отметь на отмели прибрежной,
Что мир свободен навсегда!
И стань примером жалкой доли,
Как древний "Дионисий в школе".
                         XV
В твоей душе горит ли рана?
Что за мечтами ты томим
В железной клетке Тамерлана?
Одной, одной: "Мир был моим!
Иль ты, как деспот Вавилона,
Утратил смысл с утратой трона?
Иначе как же быть живым
Тому, кто к цели был так близко,
Так много мог - и пал так низко!
                         XVI
О, если б ты, как сын Япета,
Бесстрашно встретил вихри гроз,
С ним разделив на крае света
Знакомый коршуну утес!
А ныне над твоим позором
Хохочет тот с надменным взором,
Кто сам паденья ужас снес,
Остался в преисподней твердым,
И умер бы, - будь смертен, - гордым!
                         XVII
Был день, был час: вселенной целой
Владели галлы, ими - ты.
О, если б в это время смело
Ты сам сошел бы с высоты!
Маренго ты б затмил сиянье!
Об этом дне воспоминанье
Все пристыдило б клеветы,
Вокруг тебя рассеяв тени,
Светя сквозь сумрак преступлений!
                         XVIII
Но низкой жаждой самовластья
Твоя душа была полна.
Ты думал: на вершину счастья
Взнесут пустые имена!
Где ж пурпур твой, поблекший ныне?
Где мишура твоей гордыни:
Султаны, ленты, ордена?
Ребенок бедный! Жертва славы!
Скажи, где все твои забавы?
                         XIX
Но есть ли меж великих века,
На ком покоить можно взгляд,
Кто высит имя человека,
Пред кем клеветники молчат?
Да, есть! Он - первый, он - единый!
И зависть чтит твои седины,
Американский Цинциннат!
Позор для племени земного,
Что Вашингтона нет другого!

0

40

Эдгар По
«Озеро»
Меня, на утре жизни, влек
В просторном мире уголок,
Что я любил, любил до дна!
Была прекрасна тишина
Угрюмых вод и черных скал,
Что бор торжественный обстал.
Когда же Ночь, царица снов,
На все бросала свой покров
И ветр таинственный в тени
Роптал мелодию: усни! —
Я пробуждался вдруг мечтой
Для ужаса страны пустой.
Но этот ужас не был страх,
Был трепетный восторг в мечтах:
Не выразить его полней
За пышный блеск Голконды всей,
За дар Любви — хотя б твоей!
Но Смерть скрывалась там, в волнах
Тлетворных, был в них саркофаг —
Для всех, кто стал искать бы там
Покоя одиноким снам,
Кто скорбной грезой — мрачный край
Преобразил бы в светлый рай.

0

41

Джону - к отыгрышу.

Blood On My Name

There's a reckoning a'coming
It burns beyond the grave
There's lead inside my belly
'Cause my soul has lost its way

Oh Lazarus, how did your debts get paid?
Oh Lazarus, were you so afraid?

When the fires, when the fires have surrounded you
With the hounds of hell coming after you
I've got blood, I've got blood on my name

When the fires, when the fires are consuming you
And your sacred stars won't be guiding you
I've got blood, I've got blood, blood on my name

Not a spell gonna be broken
With a potion or a priest
When you're cursed you're always hoping
That a prophet would be grieved

Oh Lazarus, how did your debts get paid?
Oh Lazarus, were you so afraid?

Can't you see I'm sorry?
I will make it worth your while
Made of dead mans money
You can see it in my smile

Oh Lazarus, how did your debts get paid?
Oh Lazarus, were you so afraid?

When the fires, when the fires have surrounded you
And the whole wide world's coming after you
I got blood, I got blood on my name

When the fires, when the fires are consuming you
And your sacred stars won't be guiding you
I got blood, I got blood, blood on my name

It won't be long
'Til I'm dead and gone
It won't be long
'Til I'm dead and gone
Watch the fires rise
Burn through my skin
Down to the bone
Scorching my soul
Nowhere to run
Nowhere to run
Nowhere to run

When the fires, when the fires have surrounded you
With the hounds of hell coming after you
I've got blood, I've got blood on my name

When the fires, when the fires are consuming you
And your sacred stars won't be guiding you
I've got blood, I've got blood on my name

When the fires, when the fires have surrounded you
And the whole wide world's coming after you
I've got blood, I've got blood, blood on my name (c)

послушать

+2

42

Влюбленному беды не избежать,

Отсюда главная наука – забывать:

Забыв обиду – не сойти с ума,

Любить обидчика, не полюбив греха,

Любимого очистить от вины,

И все ж в раскаянии не искать любви.
Александр Поп (не факт что фамилия правильная)

Отредактировано Linda King (28th Nov 2015 06:42 pm)

+1

43

Дымно-желтые волны угара,

Загадочные, без конца и без края,

Обволакивают все пространство земного шара,

Душат слабых и престарелых, несмелых.
Сильвия Плат

0

44

http://s6.uploads.ru/t/0gM3t.jpg

Вторая любовь

Что из того, что ты уже любила,
Кому-то, вспыхнув, отворяла дверь.
Все это до меня когда-то было,
Когда-то было в прошлом, не теперь.

Мы словно жизнью зажили второю,
Вторым дыханьем, песнею второй.
Ты счастлива, тебе светло со мною,
Как мне тепло и радостно с тобой.

Но почему же все-таки бывает,
Что незаметно, изредка, тайком
Вдруг словно тень на сердце набегает
И остро-остро колет холодком...

О нет, я превосходно понимаю,
Что ты со мною встретилась, любя.
И все-таки я где-то ощущаю,
Что, может быть, порою открываю
То, что уже открыто для тебя.

То вдруг умело галстук мне завяжешь,
Уверенной ли шуткой рассмешишь.
Намеком ли без слов о чем-то скажешь
Иль кулинарным чудом удивишь.

Да, это мне и дорого и мило,
И все-таки покажется порой,
Что все это уже, наверно, было,
Почти вот так же, только не со мной,

А как душа порой кричать готова,
Когда в минуту ласки, как во сне,
Ты вдруг шепнешь мне трепетное слово,
Которое лишь мне, быть может, ново,
Но прежде было сказано не мне.

Вот так же точно, может быть, порою
Нет-нет и твой вдруг потемнеет взгляд,
Хоть ясно, что и я перед тобою
Ни в чем былом отнюдь не виноват.

Когда любовь врывается вторая
В наш мир, горя, кружа и торопя,
Мы в ней не только радость открываем,
Мы все-таки в ней что-то повторяем,
Порой скрывая это от себя.

И даже говорим себе нередко,
Что первая была не так сильна,
И зелена, как тоненькая ветка,
И чуть наивна, и чуть-чуть смешна.

И целый век себе не признаемся,
Что, повстречавшись с новою, другой,
Какой-то частью все же остаемся
С ней, самой первой, чистой и смешной!

Двух равных песен в мире не бывает,
И сколько б звезд ни поманило вновь,
Но лишь одна волшебством обладает.
И, как ни хороша порой вторая,
Все ж берегите первую любовь!

0

45

Гром гремит, земля трясется.
Лестрейд к Шерлоку несется:
- Мориарти объявился!
Будет новое убийство!
Шерлок очень удивился:
- Мориарти ж застрелился! О_о
- Очень странно это слышать
От того, кто спрыгнул с крыши.

+1

46

Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться.
Так всех нас в трусов превращает мысль.
Так блекнет цвет решимости природной
При тусклом свете бледного ума,
И замыслы с размахом и почином
Меняют путь и терпят неуспех
У самой цели...

+1


Вы здесь » Sherlock: The Adventure of the Dancing Men » Сreativity » Чужое творчество: стихи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC